Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Любовь как восприятие

Воскресенье, 17 декабря 2017 17:30 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Что такое любовь? Не в философском плане, а как восприятие? Я много думал над этим вопросом, экспериментировал, проверял, наблюдал, снова думал... И каждый раз возвращался к одному и тому же определению. Любовь - это выход вниманием за пределы себя.

Смотрю ли я на закат над морем, или на цветок, или на пламя, слушаю музыку, или говорю с человеком - если мое внимание поглощено этим настолько, что выходит из круговорота постоянной фоновой тревоги о себе - это будет восприниматься как любовь. С ощущением эйфории, расширения в груди, необыкновенной легкости тела, яркости и насыщенности всего, что попадает в поле внимания.

Не удивительно, что самые разные духовные учения считают любовь где-то основой пути, а где-то - и самой целью. Ведь духовность как раз и заключается в выходе за пределы себя как жесткой структуры эго. Именно такой выход, и ничто иное, приносит покой, ясность, блаженство.

В обычной же жизни любовь очень легко спутать с тем, что ей не является. И вот тут-то данное определение хорошо помогает различить. Что происходит, когда я люблю человека? Мое внимание течет к нему. Я хочу долго смотреть на любимое лицо, каждую его морщинку и неровность. Изучать каждый палец на руке, его уникальность и неповторимость. Наслаждаться звучанием голоса. Чувствовать тепло кожи, дыхание, запах. Вникать в образ мысли, интересы, привычки. Чувствовать всем собой, как этот человек ходит, как говорит, ест, чем живет, о чем грустит, чему радуется. Представлять, как бы он поступил в той или иной ситуации. И наблюдать, как он действительно поступает. Во всем этом есть одно общее: в центре моего внимания - другой человек, не я. И тогда я свободен от себя. Нет в жизни свободы, сравнимой с этой.

А теперь о ловушках любви, ведущих в другие, сильные, возможно полезные, и местами даже приятные переживания, но не являющиеся любовью.

Первая и самая известная - это, конечно, желание присвоить объект любви. Так устроен наш ум: если есть очень привлекательное переживание - он стремится любыми способами продлить его, а еще лучше - сделать подконтрольным себе. И вот, я уже не просто наслаждаюсь присутствием другого, а думаю о том, как бы привязать его к себе, чтобы он был со мной и в будущем. Тревожусь о том, как он меня воспринимает, достаточно ли я нравлюсь ему, есть ли у него планы относительно нашего совместного будущего, или, наоборот, планы, в которые я никоим образом не вписываюсь. Вроде все хорошо, но вся эта деятельность неотвратимо возвращает мое внимание ко мне самому. А значит, любовь становится недоступной, даже если человека удалось прочно захомутать.

И вторая, более тонкая ловушка. Когда я люблю кого-то - я присваиваю себе многое из его жизни. Перенимаю интересы, взгляды, эмоции, даже движения и позы. Не даром любящие становятся похожи друг на друга. Это очень полезно: мы взаимообогащаемся, развиваемся, растем через это. Кроме того, такое присвоение помогает уменьшить привязанность, описанную в предыдущем абзаце. Ведь если я сам обладаю тем, что есть в другом - то желание обладать самим этим другим уже не столь непреодолимо. Но что происходит дальше, если увлечься этим процессом? Вбирая в себя то, что восхищало, радовало, умиляло меня, я так же возвращаю к себе и свое внимание. Я опять занят собой, своим развитием, своими изменениями, а другой - просто источник вдохновения для меня, к тому же, все более исчерпывающийся. И это опять не любовь.

Эти две ловушки напоминают мне образ из известного романа Лукъяненко, где ты идешь по канату, и с одной стороны от тебя - стена огня, а другой - стена льда. Кто убегает от одной - обязательно попадает в другую. Либо сгоришь в огне привязанности, либо замерзнешь во льдах равнодушия.

Тут хотелось бы предложить красивое решение, мол, делаем так и так, и все будет хорошо. Но такого решения нет. Как перейти пропасть по канату? Что тут посоветуешь? Ничего, кроме как быть живым, гибким, внимательным, присутствующим, каждое мгновение. И - продолжать идти. Даже если падал уже тысячу раз.

Максимальным телесным проявлением любви является секс. Мы привыкли считать, что секс - это просто инстинкт продолжения рода. Довольно глупая мысль. В такой логике наши руки предназначены природой для ходьбы и лазанья, а печатание на клавиатуре, рисование, или игра на скрипке - противоестественные извращения. Даже у обезьян и многих других животных секс служит далеко не только для размножения.

Секс, как и любое другое проявление любви, позволяет забыть себя, выйти из порочного круга программы эго. Он делает нас максимально открытыми и уязвимыми, и, тем самым, максимально свободными. Вероятно, именно поэтому социум всегда старался его максимально регламентировать и ограничить. И не только запретами.

Сакральность секса поставлена на службу институту брака, каким бы он ни был: религиозным, гражданским, или даже "свободным". Брак - это конечная цель привязанности, наибольшая из возможных гарантия неизменности отношений. И это анти-любовь.

Даже если мы избегаем официального брака - в нас все равно сидит миф о "серьезных отношениях", то есть, таких, которые будут продолжаться долго. Это разумно с точки зрения рождения детей. Но это не про любовь. Семья - отдельно, любовь - отдельно, потому что цели у них разные, и условия для них разные, как бы мы ни хотели, чтобы было наоборот. Это не значит, что в семье нельзя любить, но нельзя ставить одно в зависимость от другого.

В чем же настоящая сакральность секса? Исходя из моего определения любви, она как раз в том, что для секса, как и для любви, нет ни прошлого, ни будущего. Представьте себе, как бы вы занимались сексом, зная, что делаете это последний раз в жизни. Было бы там желание понравиться, показать себя с лучшей стороны, удовлетворить или удовлетвориться? Все эти цели существуют только во времени, и только для эго. И да, такой сакральный секс возможен лишь с любимым человеком - с тем, в ком и с кем прямо сейчас, в этот момент, можешь потерять себя. А не с которым строишь планы на счастливое будущее.

И еще один вопрос хочу здесь затронуть: любовь к себе. Обычно, когда я слышу советы любить себя, в контексте "Люби себя и тем удовлетворяй свою потребность в любви" - мне хочется матерно ругаться. Как? Как любить себя, чтобы это было именно любовью, а значит - выходом за пределы себя?

Я понимаю заботу о себе. Принятие себя. Утешение себя. Поддержку себя. Опору на себя. Так мы действительно удовлетворяем свои потребности. И вероятно именно это подразумевают под "любовью к себе". Но любовь - она про другое. Не пытайтесь любить себя. Это искусственная конструкция, которая не дает выхода.

Я могу почувствовать чью-то любовь к себе. Например, как любили меня родители, хотя бы в какие-то моменты. Или как любит меня природа, или Творец. Тогда это правда любовь, ведь я смотрю на себя не своими глазами. И я могу почувствовать свою любовь к тем, кого, может быть, и нет рядом. А может даже никогда и не было. Я могу любить Землю, как это описывал Кастанеда. Или любить человека, которого я не знаю, просто увидел мимоходом, и оба пошли дальше. Или любить травинку, выросшую под окном, глоток свежего воздуха, проносящиеся мимо мгновения моей жизни...

И тогда в моей жизни есть любовь. И я свободен.

Прочитано 251 раз
Другие материалы в этой категории: « Энергия и массаж