Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Воскресенье, 08 февраля 2015 23:22

Кажется, все в этом мире, кто когда-нибудь влюблялся, мучились этим вопросом. Не обошло это и меня. И вот, дожив до возраста, который называют зрелым, имея опыт самых разных отношений: от спокойно-радостных до срывающих крышу и разрывающих сердце, от свободно-дистанцированных до созависмых, от сгорающих за считанные дни до многолетних, я решился сделать некоторые выводы.

Первый вывод в том, что любовь никуда не уходит. Любовь, как принятие другого, идентификация с ним, радость от его существования и острое желание ему счастья. Любовь как "Я тебя вижу" (эту фразу я использовал задолго до выхода "Аватара"). Она правда никуда не девается. Ее могут затмить боль, страх и злость, если отношения были трудными. Но эти эмоции уходят со временем, а любовь остается и опять становится видна. Возможно, именно поэтому существуют возвраты к тем, от кого когда-то бежали как от огня.

Но любовь сама по себе ни к чему не обязывает. "Любовь не дает ничего, кроме самой себя, и не берет ничего, кроме самой себя." (Джебран). Любить можно многих, со временем их число только растет, притом любовь к каждому - абсолютно уникальна, как уникален каждый человек. И она вовсе не обязательно подразумевает каких-либо отношений, даже дружеских, хотя, конечно, отношения с тем, кого любишь - это очень приятно и плодотворно.

Другое дело - влюбленность. Та, которая захватывает внимание полностью, и не оставляет места для других, а то и для чего-либо другого вообще. Та, которая поднимает нас на высоту мощнейших энергий, и не дает покоя, пока не будет полностью осуществлена. А потом... Потом она исчезает.

Я не буду сейчас говорить про влюбленность невзаимную, не имеющую возможности осуществиться. С ней все просто: она живет до тех пор, пока мы либо не подавим ее своей волей (часто вместе со своей способностью чувствовать), либо не переключим, сознательно, или, чаще, неосознанно, туда, где у нас больше возможностей.

Гораздо интереснее мне сейчас та влюбленность, которая может реализоваться, и действительно реализуется. Что происходит с ней потом? Почему она практически всегда сходит на нет, хотя любовь и остается? Очевидно, что любовь входит во влюбленность как составная часть. Но есть во влюбленности что-то еще, то, что придает ей особую остроту, и что оказывается на поверку очень хрупким, недолговечным.

Это не сексуальное желание. Вопреки мнению сексологов, я точно знаю, что сексуальное желание может существовать много лет, не ослабевая. Но оно как раз очень сильно зависит от того самого таинственного хрупкого компонента. Что же это за компонент?

На мой взгляд, это переживание, которое можно назвать предвосхищением. Оно возникает из ожидания чего-то прекрасного и при этом в высшей степени неопределенного. Я встречаю человека, который мне нравится, привлекает внимание. В какой-то момент он тоже обращает внимание на меня. Что может получиться из этого? Как будут развиваться дальше эти только зарождающиеся отношения? Что я узнаю об этом человеке? Как он отреагирует на то, что узнает обо мне? Каким будет отклик на каждое мое действие, слово, взгляд? Столько интереснейших вопросов, и каждый ответ рождает новые вопросы! Что значил этот взгляд? А эта улыбка - она для всех такая, или только для меня? А что будет, если я раскрою свою самую важную и трепетную мечту? Не осудят ли меня?

Это одновременно ожидание счастья и опасность облома. Причем, чем менее определенно представление об ожидаемом счастье - тем сильнее переживание предвосхищения. Предвосхищение - это тайна. Это то чувство, которое возникает на неизвестной лесной тропинке, уходящей за поворот, или перед вершиной холма, за которой, может быть, откроется вид на море, а может быть - на новые вершины. Неизвестно, что там будет, но так хочется скорее туда! Поэтому сильнее всего мы влюбляемся в тех, кто ломает наши стереотипы, кто цепляет нас чем-то таким, чего мы сами в себе не знали. Это исследование. Исследование возможностей совместного счастья.

И из этого очень хорошо понятно, куда же оно потом уходит. Мы нащупали границы, мы установили ритуалы, комфортные для нас обоих. Мы узнали то, что хотели узнать, и теперь используем эти знания, чтобы делать друг другу хорошо. И нам правда хорошо. Вот только как-то скучно. Да, мы больше не боимся потерять друг друга, мы убедились: это правда мой человек, и это очень ценно. И мы начинаем воспринимать друг друга как само собой разумеющееся. Нет, не как часть интерьера, ведь мы все еще любим. Но как неотъемлемую часть себя, своей жизни. Другой - больше не другой, он - часть коллективного эго, "мы". И это уже начинает подтачивать и любовь, потому что любить можно только другого. Я больше не вижу тебя. И начинаю искать тебя в других.

Где же выход? Ведь невозможно всегда оставаться на расстоянии, когда самая большая жажда - это близость. И невозможно совместить близость и доверие с постоянной непредсказуемостью в отношениях. Попытки сохранять влюбленность таким образом: маятником притяжения - отталкивания, приводят к созависимым отношениям, в которых и оставаться невозможно, и разорвать больно. Это ад, которого не пожелаю никому.

Честно говоря, я не знаю ответа. По крайней мере, я до сих пор не смог найти такой ответ, который бы смог реализовать в жизни. У меня есть только предположения. Я предполагаю, что в жизни как таковой может быть много предвосхищения, если жить не жесткими планами и привычными ритуалами, а в постоянном развитии, отвечая на вызовы живого мира вовне и внутри. И если оба живут такую живую, полную тайны и предвосхищения, жизнь, и видят это друг в друге - то можно влюбляться каждый день заново, в того же человека, который - уже другой. Дело за малым: выдерживать этот поток жизни изо дня в день, из года в год, не позволяя себе застывать и твердеть в привычном и комфортном. Это не значит отказ от комфорта, это отказ от застывания. Ежедневное вопрошание себя, достаточно ли в моей жизни тайны, чтобы быть живым? Или искать все время новых людей, новые места, новые обстоятельства, подсесть на иглу новизны. Или уже выбрать известное, и забыть о влюбленности навсегда.

Опубликовано в Статьи
Воскресенье, 31 октября 2010 01:25

Мне не нравится называть влюбленностью всю ту смесь, которую ей обычно называют.

Я называю влюбленностью то сладкое чувство, которое вдруг загорается в груди в ответ на что-то симпатичное или красивое, или вообще непонятно почему, и освещает золотым сиянием все, чего касается, делает каждое мгновение, прожитое в нем, наполненным и очень ценным, заставляет широко распахнуть глаза, и впитывать, сохранять в себе каждую деталь, глазами, носом, кожей... Легкое головокружение, как при потере ориентации в пространстве, как в невесомости. Желание коснуться, обнять, прижаться, раствориться, растаять как кусок сахара в чае, или как легкое едва появившееся облачко в пронзительно голубом небе...

Я не называю влюбленностью привязанность, ревность, фанатичную зацикленность, желание обустройства совместного быта, и прочие сопровождающие ее вещи. Все эти вещи - сами по себе. Они даже не являются исключительным атрибутом именно влюбленности. Они возникают всегда, когда мы испытываем что-то очень привлекательное, но пришедшее не за счет наших усилий, а как бы извне, вместе с каким-либо объектом. И тогда, кто-то привязывается к девушке или парню, кто-то становится фанатом идеи, или футбольного клуба, или еще чего-нибудь. Во всех этих случаях есть все то же: и ревность, и страх потери (идея конечно не может уйти, а вот ее носители - могут и выгнать, из сообщества например), и желание обладать объектом, устроить свою жизнь с ним наиболее комфортно. В общем, все те же заморочки, которые обобщенно так и можно назвать - желанием обладания. Человеком, обществом, статусом, творчеством, самими привлекательными восприятиями... Разница есть в нюансах, суть явления - одна.

Было бы очень здорово, если бы влюбленность можно было бы выражать открыто, когда она есть, не боясь, что тебя поймут неправильно, проинтерпретируют твои чувства как желание наложить лапу на другого, или позволение наложить ее на тебя. Пожалуй, это намного важнее, чем возможность свободного секса, хотя нередко влюбленность хочется выразить именно так, ведь секс и ласка - самые близкие к к проникновению и слиянию физические действия, самое естественное выражение влюбленности.

Часто слышал от разных людей, что влюбленность связана с сексом, обычно это считается само собой разумеющимся. Девочки обычно говорят, что влюбленность возникает после секса, у мальчиков она часто после секса исчезает :) Так или иначе, создается впечатление, что влюбленность - производная от сексуального желания. У меня не так. Секс может являться проявлением влюбленности (и это очень здорово, просто офигенно, когда это так!). Но не наоборот. Влюбленность у меня зарождается в груди, сначала как маленькая теплая точка. И только когда она, расширяясь, захватывает все тело, включая его нижнюю часть - тогда только может возникнуть сексуальное желание. Причем это желание радостное, ненавязчивое, ее приятно просто переживать, даже не реализовывая.

А на первой стадии влюбленности, пока она только вверху: в груди, голове, руках - секс кажется даже чем-то неуместным. Не то, чтобы фантазировать о сексе при этом было неприятно, но просто в этот момент все, что не резонирует с влюбленностью (а сексуальность пока еще не резонирует), кажется несвоевременным, отвлекает от самого привлекательного. Не всегда правда эту стадию можно успеть заметить: влюбленность часто проявляется как лавина, быстро захватывая все существо с головы до пят. а потом так же мгновенно и незаметно может исчезнуть и забыться, как объемное изображение на "магических картинках". И так может быть много раз.

Глупости - все разговоры о том, что если влюбленность ушла - это навсегда... Она, как состояние, может приходить и уходить по несколько раз в день. А то, что непрерывно - это память о ней, и желание ее испытывать снова и снова. А вот когда это уходит - тогда влюбленность просто не может вернуться, ведь перед ней захлопнули дверь.

А еще есть самое офигенное состояние, которое я называю влюбленностью в жизнь. Это такая же влюбленность, только у нее нет объекта. И ее объектом становится все что попадает в поле зрения: падающий лист, облако, трещинка на асфальте, пробегающий ребенок, ветер, кружащий пыль над дорогой... Кто знает это состояние - не будет мучиться от ревности, или неразделенности. Его влюбленность может не зависеть ни от чего. Она просто есть. И этого достаточно.

Опубликовано в Статьи