Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Пятница, 10 апреля 2015 23:30

Мы все стремимся к близости. Это странно, правда? Почему-то никого из нас не оставляет равнодушным стена, отделяющая "Я"от "ТЫ". Мы ставим себе разные цели, гонимся за деньгами, вещами, сексом, самореализацией... И все только для того, чтобы в конце концов понять: ничего из этого не нужно нам само по себе. Все это - для чего-то другого, без чего жизнь плоская и серая, и не важно, насколько ярки краски вокруг. И это другое - за пределами меня самого. Я могу радоваться своим достижениям, или наслаждаться красотой, но этого всегда недостаточно, если я не могу разделить свое переживание с кем-то близким.

И вот мы находим людей, которые кажутся близкими по каким-то признакам, или просто по ощущению, и пытаемся разделить с ними свою жизнь. Но чем больше мы приближаемся друг к другу - тем очевиднее становится непреодолимая пропасть: твои переживания недоступны мне, а мои - тебе.

Огромно небо - человек так мал.
Между людьми - зияющий провал
Пустого неба, и в другую грудь
Через все небо пролагают путь. (З. Миркина)

Ну что ж, через небо, так через небо. Мы углубляемся внутрь себя, или взываем к высшему, стремясь найти ту единую во всех основу, позволяющую выйти за свои границы, быть больше, чем просто маленькое, закрытое в тесной каморке личных восприятий, эго. Постепенно, граница начинает мерцать и плавиться. Накапливается опыт иных, внеличностных переживаний. И вот, я могу чувствовать твои чувства, а ты можешь смотреть мои сны. Более того, даже воспоминания давно умерших людей никуда не делись, и их можно вспоминать как свои. А еще можно быть скалой, или ручьем, или ветром... Или той белой пустотой, в которой ничего нет, и из которой все рождается.

Чего хочет человек, испытывающий такое единство? Это легко понять. Конечно же, он хочет разделить это переживание с кем-то еще. Вот я смотрю на тебя, и вижу себя в другом теле, вижу продолжение той же энергии, того же потока. А ты смотришь на меня, и видишь чужого, непонятного человека, от которого неизвестно, чего ожидать. Как же так? Как можно не видеть ЭТОГО? Рассказать, показать, разбудить, любыми средствами разбудить, ведь это важнее всего, важнее самой жизни!

Смотри со мною в эту бездну.
Не знай, не верь, не говори.
Ты не умрешь. Я - не исчезну.
Смотри, пожалуйста, смотри!

И тут нас ждет очередной удар, потому что очень мало кто хочет туда смотреть, и еще меньше готовы увидеть. Нужно пройти весь путь, нужно разочароваться во всем, предварительно научившись все получать, нужно искать, искать снаружи и внутри, и убедившись, что стена незыблема, оказаться в тупике, и пройти насквозь. Только отчаяние открывает эту дверь, а людям всегда есть на что надеяться. Поэтому со своим знанием единства ты остаешься в одиночестве. Это одиночество было всегда, но теперь ты не можешь просто забыть о нем, не на что больше отвлечься, нечем увлечься, нет никакой возможности себя обмануть. И выхода нет. А что есть?

Не разбуди! Ну что с того, что вдруг
Откроешь всем, покажешь перед всеми?
О, веточки надломленной испуг!
О, вскрикнувшее, раненное время!
Не тронь его: источники темны.
Чем глубже пласт - тем тише, неприметней.
Лишь научись смотреть чужие сны,
И явь войдет в твой сон тысячелетний. (З. Миркина).

И вот это я называю любовью.

Опубликовано в Статьи