Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

О просветлении, эмоциях, желаниях, и безусловном счастье

Воскресенье, 02 ноября 2014 22:39 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

1) Я никогда не говорю о просветлении как конечном и стабильном состоянии. Для меня это большая шкала "просветленности" (ясности, осознанности, прозрачности ума). В этом есть "две новости". Плохая новость в том, что никто не может точно описать, как оно должно быть, поскольку эталонного состояния не существует. Хорошая новость в том, что любой, кто хоть на сколько-то двигался по этой шкале, может делать выводы о тенденциях, и они будут в основном верны, а по мере движения будут только уточняться.

2) Полное отсутствие эмоций невозможно, так как их механизм прошит в очень древних отделах мозга, и без него мозг в принципе не может нормально работать. Однако, эмоции на более просветленных состояниях существенно отличаются от привычных. Дело в том, что обычный человек почти никогда не соприкасается с естественными, базовыми эмоциями. Его эмоции - это не реакции на внешние стимулы, а практически всегда реакции на мысли. Причем, реакции часто противоречивые и неэффективные. Вместо чистой ярости, позволяющей собрать все силы в борьбе за жизнь, мы испытываем такие ядовитые смеси, как обида или ненависть. Вместо светлой грусти, помогающей отпустить уходящее - изматывающую жалость к себе. Вместо тихой, возрождающей радости - отупляющую эйфорию вперемешку со страхом потери. И так далее. Чем больше мы смещаемся к просветленности - тем меньшее место в нашей жизни занимают эти суррогатные эмоции, и тем больше в ней чистых, дающих силы переживаний.

3) Возвращаясь к теме желаний. Желания тоже бывают разные. Опять же, большинство желаний среднего человека обусловлены либо мыслями и концепциями, либо эмоциями (которые в свою очередь тоже обусловлены механическим умом). Таким образом, все эти желания - чистая механика, и при движении в сторону просветленности, таких желаний становится все меньше, а их противоположность этому состоянию - все очевиднее. Поэтому многие духовные лидеры и призывают освободиться от желаний. Однако, по мере освобождения от механических желаний, все больше начинают проявляться другие желания - истинные, не обусловленные никакой механикой. Это могут быть как "большие" желания, типа желания написать книгу, или еще как-то делиться с людьми своими переживаниями и осознаниями, так и "мелкие", ситуативные: что-то кому-то сказать, остановиться и полюбоваться на дерево, съесть мороженое. При всем их разнообразии, эти истинные желания очевидным образом (и чем дальше, тем более очевидно) все связаны с одним общим источником, который можно назвать устремленностью, и который сформулировал еще Будда как желание счастья для всех существ. Казалось бы, как с этим связано желание съесть мороженое? Но это очень легко понять, если учесть, что я, моя личность - это одно из тех самых всех существ, а мороженое, если желание его съесть немеханическое - это один из способов переживать счастье.

4) И наконец, из всего этого очевиден ответ на первоначальный вопрос об условном и безусловном счастье. Наличие безусловного счастья не отменяет желаний. Более того, именно реализация желаний, рожденных в состоянии безусловного счастья, делает это счастье более глубоким, многогранным, насыщенным. Ведь счастье не означает отупение и неподвижность, в нем всегда есть потенциал и стремление проявиться множеством разных способов, развиваться, разворачиваться. Это не значит, что мне чего-то не хватает в этом состоянии. Это желания от избытка, а не от недостатка.

Погоня же за условным счастьем из состояния несчастья мало что может изменить, так как в нем рождаются в основном механические желания, не связанные с сущностным уровнем и не ведущие к счастью как таковому. Счастье может в этом случае пробиться скорее вопреки этим желаниям, само собой, изнутри.

Прочитано 460 раз Последнее изменение Вторник, 02 мая 2017 16:56
Другие материалы в этой категории: « Lose control Естественные науки »