Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Открытые отношения

Вторник, 01 ноября 2016 15:57 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Меня тут просили написать про открытые отношения, что это для меня. Я попробую. Но начать мне придется очень издалека, и рассказать про всю свою жизнь, и про то, что для меня любовь.

С эротическими переживаниями я познакомился в раннем детстве. Помню, как лежу я на полу, на шершавом теплом ковре. В луче солнца играют пылинки. А я смотрю на свою руку, на тыльную стороны ладони. Мелкие складки кожи, как чешуйки, и все разные, ни одна не повторяется. А между ними тоненькие волоски, блестят в солнечном луче. И все это движется, играет, силой моего желания. И главное - оно чувствует! Я прикасаюсь к коже, я чувствую ее своими пальцами. И я чувствую прикосновение пальцев кожей. А если прикоснуться не к своей коже, а к чьей-то еще? Ведь она тоже будет чувствовать, но это будут не мои чувства, я не смогу их ощутить. Но они будут! Переживание глубочайшей тайны заставляет меня замереть, охватывая тягучим наслаждением все тело, и особенно ярко отзываясь где-то внизу живота.

Многие говорят, что эротика невозможна без тайны. Но они умалчивают о том, что эта тайна - не в скрытии или утаивании чего-то. Тайна эротики - это тайна жизни, воплощенной в материи, оживляющей и одушевляющей материю, делающей ее объектом и субъектом одновременно. Но это сейчас я знаю такие умные слова, а тогда я просто наслаждался переживанием Тайны, и искал возможности пережить его снова и снова. Я был, мягко говоря, необщительным мальчиком, поэтому, в течение многих лет у меня для этого было лишь два способа: смотреть и фантазировать. Разглядывать чьи-нибудь тонкие лодыжки, или такую нежно-уязвимую голубую полоску вены под кожей на виске девочки. А в фантазиях представлять живые тела, испытывающие самые разные ощущения, от наслаждения до боли. А еще трогать себя, представляя, что это не я.

В юности я тайно считал себя сексуальным маньяком. При том, что до 23 лет я вообще не прикасался к девушкам, почти все мои мысли были о сексе. Недоступное притягивает сильнее, а детское переживание Тайны влилось в мощный поток биологической и социальной программы. Ведь секс - это по сути единственная сфера жизни, в которой социально разрешено испытывать эротические переживания. Скажете - а как же еще? Теперь-то я знаю, что много как еще может быть. А тогда тоже не различал. Поэтому бешено рвался за сексом, лишь бы как, лишь бы с кем, лишь бы преодолеть эту стену, разделяющую двух людей, два сознания, два мира.

Когда я наконец преодолел в какой-то степени свою зажатость, нашел людей со свободными взглядами, и начал реализовывать свои сексуальные желания, то через некоторое время пришел к парадоксальному открытию: секс сам по себе мне не так уж сильно нужен. Более того, у меня все чаще стало появляться желание избежать секса. Даже когда есть возбуждение. Даже когда есть влюбленность. Оказалось, что секс был просто способом получить что-то еще. И самые сильные, экстатические переживания в сексе, вызывали детские, и совсем не сексуальные воспоминания. Воспоминания о Тайне, о легкости, открытости, свободе. Не их ли я искал на самом деле?

Я на тантрическом тренинге. Упражнение - мое любимое, практически повторяющее то, что я делал в детстве. Сначала мы прикасаемся к собственной коже и перемещаем внимание то на ощущения в пальцах, то на ощущения в коже. А потом делаем то же самое с партнером, переключаясь между своими и его (воображаемыми?) ощущениями. Пятнадцать минут этого упражнения создают такое чувство близости, какое не у всех бывает после двадцати лет совместной жизни. Но в этот раз в группе девушек больше, и я делаю его с двумя. Вот я смотрю в глаза одной, позволяя себе ощутить то, что ощущает она. Я - уже не совсем я, к моим восприятиям добавилась необычная для меня легкость, плавность, текучесть. Образ широкого пространства, переливающегося и искрящегося всеми цветами радуги. Перевожу глаза на другую, и ощущаю стремительную, неудержимую силу, похожую на острие меча. Пробую удержать внимание на обеих сразу, и кажется, что грудь сейчас разорвется, разлетится на атомы от наполняющих чувств. Вот то, чего я искал всю жизнь. Быть больше самого себя. Выйти за пределы тесной скорлупки эго. Перелиться через край, быть в том, что не является мной. Кажется, это и называется любовью. А как еще это назвать?

Я все еще люблю секс. Он - как символический акт взаимного раскрытия. Когда нам больше нечего прятать друг от друга, по крайней мере, телесно, и можно остаться нагими и уязвимыми перед тайной воплощенной жизни. Секс - проявление любви. Одно из сильнейших проявлений. И смысл его для меня - в том, чтобы выражать и проявлять любовь.

Любовь может просто переживаться в сердце, как тихое пламя. Но разгораясь, оно с трудом помещается в груди, и тогда хочется разделить его. Через взгляд, через голос, через прикосновение рук, через объятие. Можно прижаться щекой к щеке, или лбом ко лбу. Погладить рукой по спине, или сжать ладонь, или провести пальцами по шее. Или заняться сексом. Или попить вместе чаю. Или начать жить вместе, готовить друг другу завтраки, стелить постель. А может, родить ребенка, или пятерых.

Ни одно из проявлений любви не лучше и не хуже других. Главное, чтобы это оставалось проявлением любви, а не превращалось в действие вины или страха. Я физически не смог бы быть вместе с каждым существом, которое люблю. Хотя есть жгучее желание сделать счастливым на всю жизнь каждое из них, и невозможность этого - источник неизбывной грусти. Любовь, и грусть от невозможности ее полного проявления, всегда идут рядом. Кто-то выбирает не чувствовать ни того, ни другого. Я выбираю чувствовать все.

Где же здесь место для отношений? Там, где мы выбираем проявить любовь именно в такой форме. Где нам хорошо быть друг с другом очень близко в течение длительного времени. Где мы таким образом можем дать друг другу больше, чем потеряем на издержках совместности. Где наш союз создает нечто новое, чего не было у каждого из нас по отдельности.

И если мы хотим, чтобы отношения оставались проявлением любви, то они не должны, не могут ограничивать поток любви, куда бы и в какой бы форме он ни направлялся. Отношения, вставшие на пути любви - это мертвые отношения. Во всяком случае, для меня. Там, конечно, может быть много бонусов и выгод, но для меня главное - это свободное течение потока любви. Любви именно в том смысле, как я выше описал. И вот те отношения, которые ни в коем случае не прерывают поток любви, в которых это стоит в абсолютном приоритете, я и называю для себя открытыми отношениями. Внешне это может выглядеть как угодно: как обычная семья, как гостевой брак, как любой вид полиамории, как что-то вообще ни на что не похожее. Причем, сегодня это может быть так, а завтра - совсем по-другому. Потому что, кто знает, как потечет поток любви в следующее мгновение? Мы не хозяева ему, мы его добровольные слуги.

Да, это опасно, в этом нет стабильности, потому что такие отношения могут прекратиться, или радикально измениться, в любой момент. Здесь нет места для давления и принуждения. Здесь очень мала роль внешней мотивации, будь то долг, или комфорт, или что-то еще. Я бы не стал рекомендовать такие отношения всем. Только тем, для кого любовь - высшая ценность, и у кого она не помещается в рамки социально одобренного. Хотя мне бы хотелось видеть рядом с собой людей, живущих теми же ценностями. Видеть и любить. И проявлять свою любовь без ненужных ограничений.

Прочитано 4154 раз Последнее изменение Вторник, 01 ноября 2016 16:03
Другие материалы в этой категории: « Болезнь идеальности Еще о психологии »