Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Я ничего не делаю

Суббота, 24 февраля 2018 22:43 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

У меня есть одна заморочка. Я до сих пор стесняюсь брать деньги за свою работу, особенно индивидуальную. И знаете, почему? Потому что я там ничего не делаю.

Серьезно. Спросите моих клиентов, они подтвердят. Если мы разговариваем - я просто слушаю, иногда интересуюсь чем-то, иногда что-то говорю, так же, как было бы дома за чаем. А иногда мы просто молчим оба.

Если это работа с телом - то я просто помещаю куда-то руки, и опять же ничего не делаю. Вообще ничего. За редкими исключениями, когда я вроде бы делаю совсем небольшие движения, но на самом деле они - лишь отклик на то, что происходит в теле.

И как, скажите пожалуйста, брать за это деньги?

Да, было бы гораздо проще, если бы я что-то делал. Особенно, если бы делал что-то сложное, необычное, чему надо долго учиться.

Но загвоздка как раз в этом: чем дольше я учился, практиковал, пробовал, исследовал, тем больше понимал одно: результат моей работы обратно пропорционален затраченным усилиям.

Я поясню, как я вижу это сейчас. Что такое действие? И что им не является?

Действие подразумевает разделение на субъект и объект. Я делаю что-то с тобой, ты меняешься под моим воздействием.

Но если мы в контакте - мы образуем единую систему, общее поле, и в этом поле что-то происходит, что-то рождается каждое мгновение.

Действие подразумевает цель. Меня не устраивает то, что есть, я хочу, чтобы было иначе, поэтому я действую.

Но если я в состоянии покоя и равновесия - мне не нужно ничего менять. Я люблю то, что есть.

Действие исходит из моих представлений: как хорошо и как плохо, как правильно и как неправильно, как должно быть, и как не должно. Действуя в отношении другого, я навязываю ему свои представления. Каким бы тонким не было это насилие - оно остается насилием.

Принимая другого, я принимаю его собственные интенции, импульсы, чувства, желания. Я принимаю его путь и его судьбу. И отказываюсь от любого насилия.

Что же является более целительным: мои целенаправленные действия в отношении другого (а я-то знаю, что делать, у меня техник море, я двадцать с лишним лет только и делал, что изучал разное!), или мое ненаправленное, ненасильственное внимание, вмещающее, включающее в себя все, что есть, все разрешающее, на все согласное? Опыт показывает: второе.

А что труднее? Опять второе. Казалось бы, почему? Ну, кто пробовал - знает. Кто еще нет - попробуйте. Присутствовать с болью, страхом, отчаяньем, ненавистью, невозможностью, предательством, крахом, пустотой, бессмысленностью, одиночеством, смертью... Присутствовать, не убегая, не пытаясь ничего изменить, отменить, обесценить. Вмещать в себя, внутрь, в тело, в сердце, в кишки... И жить. И любить.

Защита, говорите? Профессиональная позиция? Отделяться, отстраняться, границы, коконы, "мне мое, тебе - твое"? Неа. Это пока делаешь. А тут - нет моего, нет твоего. Есть то, что есть. Точка.

А еще здесь очень четкий предел возможностей. Он определяется тем, кто ты есть на данный момент. Что можешь вместить. С чем можешь быть, не сломавшись. И если происходящее за твоими пределами - то ты можешь либо расшириться, растянуться, дать этому себя изменить... Либо - ничего. Хитрости бесполезны. Не получится сделать что-то эдакое и оказаться "на коне". Все честно.

Каждый раз идти навстречу тому, что может перевернуть твою жизнь, вывернуть тебя наизнанку. Идти на встречу, зная, что если она случится - никто из вас не останется прежним.

Это не работа. Это моя жизнь. Могу ли я брать деньги за то, чем живу? А может то, чем живешь, только и стоит по-настоящему дорого?

Прочитано 3006 раз
Другие материалы в этой категории: « День защитника Надо делать то, что хочешь »