Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Пустыня

Суббота, 07 июля 2018 00:59 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Мне снился старый сад среди пустыни. Может быть, высохший, а может - живой, понять невозможно. Но на деревьях не было листьев. Я пришел туда из какого-то исследовательского института, который был ниже по склону. Там меня ждали для какого-то заседания со светилами науки. А я гулял один в саду. Нет, не один. Там еще играли котенок и щенок. И тишина, какая бывает только в пустыне.

А рядом, за сухой ложбинкой, было кладбище. Площадка, покрытая серо-желтыми пустынными камнями разных форм и размеров. Оно было настолько ужасающе красиво, что я захотел обязательно его сфотографировать. И обязательно хорошей камерой. И я побежал за ней вниз. И уже перед воротами понял, что бегу не столько за камерой, сколько от страха. Я оглянулся. В канаве между садом и кладбищем весело играли котенок и щенок.

Я сижу в комнате. Один. Вспоминаю свой сон. Почему-то он кажется реальнее, чем эта комната и всё, что здесь есть. Где я? Кто я? Зачем я здесь? Что я, черт возьми, тут делаю? Вечным рефреном, через всю жизнь. Кажется, через много жизней.

Я опять очень много вру. Я давно это чувствовал, но не мог понять, в чем. Всё, что приходило в голову - не то. А сейчас - ясно. Потому что больше так нельзя. Я вру о том, что мне важно. Деньги, люди, отношения, работа, секс, семья, дом, общение, известность, правота, знание, развитие... Я так заврался, что мне всё это важно. Я уже сам в это поверил.

А на самом деле мне важна моя пустыня. И один вопрос: кто я? И если я с кем-то - то только из надежды быть не одному в моей пустыне. Но пустыня - на то и пустыня. Там каждый - один.

Страшно и стыдно писать об этом. Как будто сказав эту правду, я действительно останусь один. Может - так. А может - только там, в этой пустыне, и возможно по-настоящему встретиться? Ведь иначе точно никак.

Прочитано 105 раз
Другие материалы в этой категории: « Кто живет? Кто умирает?.. Есть ли во мне опора? »