Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Стойкий оловянный солдатик

Суббота, 03 августа 2019 18:26 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Стойкий оловянный солдатик. Этот образ преследует меня всю жизнь. В детстве я, правда, называл себя гадким утенком. А вот про солдатика мне скорее хотелось забыть. Не видеть. Не знать. Уйти от этой тоски и безысходности.

Но я всегда был им. С рождения, которое, говорят, длилось долго, и нужно было продержаться до конца. Выстоять. Выдержать. Перетерпеть. Еще немного. И еще. Моя мама как-то сказала мне с гордостью, что она очень упрямая и терпеливая. Вскоре я понял, что превзошел ее в этом.

Почти двадцать лет назад, на завершающем уикенде Лидерской программы, мне дали характеристику, которую я не ожидал. "Он будет нести на себе всё, всё выдержит один, и никогда никто не услышит его жалоб". Как они увидели это? Я выглядел как слабак, и считал себя слабаком. Я плакал тогда, и не мог остановиться.

В то время я занимался карате, жестким, в полный контакт, где броски отрабатывались сразу на асфальте, а защиты - на реальных ударах. Хотя до этого не занимался вообще ничем, и плохо владел своим телом. Я жил в маленьком домике на отшибе, который за год обворовали восемь раз, и вместе с другом делал засады на воров, но так и не поймал. Я упорно, год за годом, пытался построить отношения, в которых мы успели причинить друг другу столько боли, что иногда явно хотелось умереть, и продолжали по нарастающей. Но не сдавались.

Тогда у меня появилась опухоль под кожей. Твердая, как броня, закрывающая уязвимый живот.

С тех пор многое произошло, но как я вижу теперь, мало что поменялось. Течение жизни бросало стойкого оловянного солдатика то туда, то сюда. В некоторых местах было спокойнее, и я наслаждался отдыхом. Не вполне и не надолго. Но наслаждался. И ждал, когда это закончится. А потом поток подхватывал, и нес дальше. Броня на животе стала привычной. И всегда скрещенные руки к тому же.

Я так и не вернулся с этой войны. Я не сдался даже аяуаске, бесконечные шесть часов, титаническими усилиями удерживая себя привычным собой. И когда мне вырезали опухоль - чувствовал сильный дискомфорт от своей незащищенности, и чуть ли не ждал, когда она появится вновь.

Несколько дней назад беседовал с Андрей Главанаков, и он опять показал мне на эту борьбу, это противостояние. И я, хоть не сразу, но заглянул туда. И ужаснулся. Столько лет я строил свою жизнь вопреки всему. Даже медитации, духовные практики, мистические переживания, блаженство и самоотдача - все было ресурсом в этой войне. И, как любой не по назначению расходуемый ресурс, истощалось, сходило на нет. И я искал новое, еще сильнее, прочнее, непобедимее.

Я писал когда-то, что прежде чем сдаться, нужно дойти до конца. До предела. Может быть, я уже дошел. Надеюсь, тело сдастся не быстрее, чем эго.

Я не знаю, куда дальше. Не знаю, что делать. Может это и правильно, что не знаю: иначе продолжал бы строить жизнь по своему пониманию. Пока слушаю себя. Свое тело и душу. Слышу много отвращения. Хочется чистоты. Во всем. Честности, без компромиссов. Не быть причастным никакой лжи. Совсем. Не притворяться. Не угождать. Не терпеть.

Это трудно. Очень. Опять борьба? Нет, если бороться - это опять туда же. Ясность. Вот что нужно. Ясность и внимание. Ну что, поехали.

Прочитано 2852 раз
Другие материалы в этой категории: « Проверяй и доверяй