Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

1997 (59)

Настоящий

Суббота, 27 декабря 1997 00:22 Автор

Настоящий – стоящий на.

Не стою – горяча волна.

 

Настоящий – стоящий нас.

Я не продан – в который раз.

 

Настоящий – пьянящий настой.

Я – не пьяный, но я - пустой.

 

Настоящий – накрой на стол,

Попрощайся и я – пошёл.

Проходящий

Воскресенье, 21 декабря 1997 00:20 Автор

Падают листья, стучат поезда.

Пусто в природе.

То, что, казалось, пришло навсегда –

Снова уходит.

То, что вчера ликовало во мне –

Сложишь ли в ящик?

В этом безумном и радостном сне

Я – проходящий.

Я прохожу мимо окон и слов,

Явно и мнимо,

Мимо людей, насекомых, столбов –

Мимо и мимо.

Мимо закатов, рассветов, надежд,

Света и боли,

Мудрых отшельников страстных невежд,

Воли, неволи.

Я прохожу навсегда – никуда,

Необратимо,

Как убегает речная вода –

Мимо и мимо.

Я прохожу… Бесполезный обман.

Всё неизменно.

Может быть, просто скрываюсь от ран,

Прячусь от плена?

Может быть, жду, убегая от снов,

Мига иного,

Что промелькнёт в бесконечности слов

Нужное слово,

Что перед парой задумчивых глаз,

В небо глядящих,

Остановлюсь – хоть на миг, хоть на час –

Я, проходящий.

Зине Русановой

Вторник, 18 ноября 1997 00:19 Автор

Ты глядишь на костёр, убегающий в выси –

Золотистыми искрами в синий туман.

То, о чём ты поёшь, от тебя не зависит –

Это бубна волшебного вещий обман.

 

Под ритмический стук неусыпная стража

Охраняет недвижную тайну воды.

О, я видел тебя - за века – не однажды.

Может, где-то в районе Полярной звезды?

 

Вызов бросив неспешному времени ходу,

Ты – младенец, и То, что вселенной старей.

И луна путешествует по небосводу

За тобой, о Русалка туманных морей.

Совершенство

Вторник, 11 ноября 1997 00:18 Автор

Она естественна как ветер

И совершенна как кристалл,

Она одна на белом свете

Любви достойна и похвал.

 

Пред нею мы всегда не правы,

Но Боже, как она мила –

Та, что по виду и по нраву

Острее битого стекла.

 

Заря в глазах, но не посмей ты

Спросить, тебе ли этот свет.

Звучит божественною флейтой

Её стотысячное «нет».

Вдохновение

Воскресенье, 09 ноября 1997 00:17 Автор

Оно пришло издалека,

Из сизой дали.

Оно прошло через века –

Его не ждали.

 

Его баюкала волна

На остром гребне,

Его несла свечой луна

Как на молебне.

 

Оно пришло, и это всё,

Что нужно сердцу.

Оно от пустоты спасёт,

Откроет дверцу

 

В пространство радостных стихий,

На праздник света,

Где нищие мои стихи –

Лишь тень Поэта,

 

Где полновластье Бытия

И полносчастье,

Где служится не лития –

Зари причастье…

 

Оно пришло на краткий миг,

Но сердце слепо.

Оно оставило лишь стих

Как тяжкий слепок,

 

В вечернем небе разлилось

Далёким смехом,

И в этом сердце отдалось

Печальным эхом.

В огонь и в воду, и снова огонь.

Уже не пугает грохот погонь.

Навстречу ветру, навстречу тебе,

И гимны пою неподкупной судьбе.

 

Сквозь боль и счастье,

Все стены – насквозь!

 

Любовь, свобода и снова любовь.

Вчерашний день не увидеть вновь.

Довольно биться о стенку лбом –

Я сам выбираю и путь и дом.

 

Да будет долгой

Моя дорога!

 

Тоска и радость и вновь тоска.

Пока не пробита гвоздем доска

Смеяться буду и буду ждать,

И если больно – я буду кричать.

 

Я знаю больше

Тоски и боли!

 

Смерть, возрожденье и снова жизнь.

Я вызнал путь мировых кривизн.

Разъято тело в земную ширь.

Прощай, мирок мой, и здравствуй мир!

 

В одном объятьи

Живое: здравствуй!

Небо дано

Вторник, 21 октября 1997 00:13 Автор

Меня можно купить только всем небом в себе,

небом, в котором мне, может быть даже не будет места.»

Марина Цветаева

 

Небо дано –

Пока не сомкнутся веки.

Небо – одно –

Не разорвать вовеки.

 

Встреча в пути,

Взгляд удивлённо - строгий…

Хочешь уйти?

Все пред тобой дороги:

 

Мимо и вдаль,

Вместе с другим (другими?)

Сброшу печаль

И позабуду имя.

 

Счастье как храм

Каждый себе построит

По берегам

Разным – чужие двое.

 

Можешь тогда

Не вспоминать – как не был!

Лишь иногда

Молча посмотришь в небо.

 

Свод голубой –

Пристань мечты гонимой –

Там мы с тобой

Вечно неразделимы.

Молчание

Суббота, 11 октября 1997 00:11 Автор

Вновь на дороге, всем ветрам открытой,

Стою один, упершись в тишину.

И вновь со мною всё, что позабыто,

И, улыбаясь, жизнь свою кляну.

 

Один как тень, как пламя на закате.

Я похоронен этой тишиной.

Мне хочется кричать: «Довольно, хватит!» -

А я стою с улыбкой неземной.

 

Я слышу голоса: «Поэт, прекрасно!» -

И опускаю взгляд – мол не привык.

Им невдомёк, что этой рифмой страстной

Лишь скрыть хочу простой звериный крик.

 

Моё молчание простите, люди:

Я на губах вкушаю жизни соль.

Но только тот поймёт и не осудит,

Кто слово «Бог» рифмует словом «Боль».

 

Моя тоска способна мир разрушить,

А люди слабы – как им рассказать?

Пошлёт ли мне Господь другую душу,

Которая смогла бы всё принять?

 

И только небо – мой немой свидетель.

Стою под бездной, бездну затая.

Молчание – скупая добродетель.

Ужели только в этом – жизнь моя?

Неизвестной

Вторник, 07 октября 1997 00:10 Автор

Всё в мире соткано из света,

Любви и радости полно.

Быть может, ты не знаешь это,

Или не веришь – всё равно!

 

Тебя я не встречал, и всё же

Я знаю: ты сама краса.

Пускай Господь тебе поможет

Поверить в жизнь и в чудеса.

 

Пусть солнце пред тобой склонится,

Пусть другом будет каждый лист,

Ведь стоило на свет родиться,

Чтоб быть любимой и любить.

 

Живи без тягостных усилий:

Жизнь – это слёзы, но и смех,

И что б тебе ни говорили –

Запомни: ты – прекрасней всех!

Странник

Понедельник, 06 октября 1997 00:09 Автор

Я прошёл все моря, я увидел далёкие страны.

Я приснившийся в детстве искал заколдованный клад.

Но как прежде котомка пуста и дырявы карманы,

Лишь беспечные звёзды со мной по ночам говорят.

 

Я искал на земле, я искал в небесах и глубинах.

Я искал и искал – только время стекало в песок.

Капли крови моей запеклись на скрижалях старинных,

Где оставил свои письмена всеми брошенный Бог.

 

И копилась на сердце тоска, будто ранняя влага,

Наполняя пустую, прожжённую ветрами грудь.

Что вовеки не скажет язык, и не стерпит бумага,

Пролегло предо мной, как постеленный под ноги путь.

 

Я иду, позабыв о когда-то назначенной цели.

Я иду и иду, и не знаю дороги конца.

Я услышал те песни, которые звёзды мне пели,

Расправляя морщины убитого солнцем лица.

 

Я считаю как золото на сердце тяжкие раны.

На любом пустыре для меня расцветёт райский сад.

Клады Трои погибшей, золотые дворцы Раджастана

Не нужны мне, поверь: я тоскою до смерти богат.

Страница 1 из 6