Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

2004-2005 (10)

Содом в огне

Четверг, 11 августа 2005 01:27 Автор

Содом в огне. Пылает божья высь,

Сжигая мир, где ты мечтал и верил.

Услышавший, иди, не оглянись!

Лишь впереди открыты жизни двери!

 

Лишь впереди… но что там – впереди?

Ты одинок. Небесный свет – не греет.

И ты твердишь себе: иди, иди.

А сердце – каменеет, каменеет…

 

Ты сам того хотел, ты звал Его

Очистить мир от скверны и порока.

И Он пришел. Не будет ничего.

Лишь свет. Один. О, как там одиноко!

 

Возврата нет. А с камнем – не дойти.

И ты попросишь вновь, и Он позволит

На середине вечного пути

Застыть столпом из мудрой, вечной соли.

Да

Пятница, 10 июня 2005 01:26 Автор

Да,

Ты появилась,

И, значит, конечно, уйдешь,

Птицей осенней,

Маня за собою в сторону южную

Стаи ненужных, таких бесполезных стихов,

Ввысь от основ

Потрясая мой неустойчивый,

Зыбкий, всегда исчезающий дом,

Сном предрассветным

Исчезнешь, оставив случайно

То, что останется после всего,

И что было всегда.

Да.

Остановленный взгляд.

Пламенеющий ад.

Я не вынесу этого дня.

 

Завтра новый восход

К пикам ясных высот

Позовет, но уже не меня.

 

Дух – тончайший росток.

Жизнь – ревущий поток.

Я же – камень в ее жерновах:

 

Либо в каменном сне

Век лежать в стороне,

Либо – жить, и рассыпаться в прах.

 

Мне неведом мой лик.

Я недавно возник,

А уже не могу удержать

 

Этот хаос частиц,

Что, в безбрежности лиц,

Я позволил собою назвать.

 

Брошу взгляд на восток.

Камня путь не далек.

Вечны только песок и вода.

 

Ради жизни Ростка,

Помоги мне, Река,

Умереть, и уже – навсегда!

Знаешь, время как будто лечит

От порезов и ран случайных,

Накрывая туманным пледом

Пламенеющий бред потери.

 

Что же, время как будто лечит…

Но – лучи сквозь листок весенний,

Но – дорожка на водной глади,

Но – тепло от руки в ладони…

 

Ты все помнишь, а если даже

Позабудешь черты и звуки –

То останется боль – все та же.

Время – боли другое имя.

 

И листок, оторвавшись с ветки,

Все летит и летит куда-то

Все таким же несмолкшим криком,

Как и все, что осталось в прошлом…

Тот же путь

Воскресенье, 14 ноября 2004 01:21 Автор

Тот же путь, тот же свет, тот же ветер.

За спиною – миры и миры.

Но молить небеса об ответе –

Не по правилам этой игры.

 

Тот же Дух в безответности зданий,

И покажется – только коснись –

И рассыплется пылью сияний,

И откроется прежняя высь.

 

Только тучи нависли угрюмо.

Только стражами стены стоят.

В темной полости Ноева трюма

Не собрать расплескавшийся взгляд.

 

Я бреду по щебенке событий.

Я зову – сам себя – в пустоте.

Не найти Ариадниной нити:

Нитей много, да только – не те.

 

Я иду… Рыжий клен опадает.

Ветер гонит над городом смог.

Шаг. Другой. Сквозь асфальт проступает

Тот же путь. Тот же свет. Тот же Бог.

Ты так обыденно своя

Воскресенье, 19 сентября 2004 01:20 Автор

Ты так обыденно своя –

Родная часть большой вселенной,

Я узнаю твой берег пенный

И понимаю: это – я.

 

Ты так невидимо близка,

Как воздух, я вмещен тобою,

Я унесен твоей волною

И ты пульсируешь в висках.

 

Так просто – мы с тобой идем

За руку, шутим, рассуждаем,

И я почти не понимаю,

Что я – с тобой, что мы – вдвоем.

 

Как будто кто-то стер черту

Что делала меня отдельным,.

И, вновь притянут запредельным,

Я, хоть и робко, но – расту.

 

И проясняются черты,

И невозможное – так близко,

И меж опасностью и риском

Остановлюсь и вижу – ты!

 

Я жажду твоего тепла.

Согрей же вновь мой мир тревожный,

В который ты так невозможно

И так естественно вошла!

Чем дышишь ты

Пятница, 30 июля 2004 01:19 Автор

Чем дышишь ты, смятеньем полный?

Кого душа твоя зовет?

О, эти волны, эти волны…

Недремлющий водоворот

Кипящей жизни. Эти веки

Не в силах защитить от грез

Бессмысленных, и, словно реки,

Их наполняет влага слез.

Открой же их, взгляни без страха

На этот мир – он твой, прими

И шепот волн, и фуги Баха,

И тех, зовущихся людьми,

Блуждающих по бездорожью,

Таких же сирых, как ты сам,

За что-то рвущихся из кожи

И вопиющих к небесам.

Ты – их творец, ты – их созданье.

Ты есть один, другого – нет.

На всех просторах Мирозданья

Ты сам – вся тьма, и сам – весь свет.

И если этот стих нестройный

Слегка смутил твои мечты,

Нарушил сон твой неспокойный,

Не обессудь: я – тоже ты.

В уголках твоих губ

Воскресенье, 09 мая 2004 01:17 Автор

В уголках твоих губ затаилась сакральность

Одинокой мечты, что растет сквозь века.

Дай мне руку, о, дай мне поверить в реальность

Этой встречи, немыслимой, как облака!

 

В теплом бархате глаз разлилось твое море –

Море слез и восторга, и буйства души,

Где резвятся дельфинами радость и горе.

Улыбнись им, прислушайся и – запиши!

 

В угловатой походке – предчувствие крыльев,

Невозможность ползти среди серых камней.

Пепел прошлых пожарищ останется пылью,

Только вечное пламя пылает сильней!

 

Ты поешь и простыми земными словами

Без труда воскрешаешь небесный язык.

Будь со мною – мечтами, стихами, глазами –

В этот выжженный век, в этот призрачный миг!

Посмотри на меня

Среда, 10 марта 2004 01:16 Автор

Посмотри на меня в этот призрачный час.

Пусть глаза твои будут – как пьяный ковыль.

Я хочу погрузиться в зрачки твоих глаз

И оставить себя, как дорожную пыль.

 

Над твоим изголовьем мерцает звезда.

Я иду через сотни космических лет.

Не отдать никому, не избыть никогда

Тот непонятый рок, тот напомненный свет.

 

Не оставь! Этот крик – словно тысячи гроз –

Еле слышным дыханьем покинет гортань.

Я тебе не задам самый главный вопрос,

Только жизнь положу в распростёртую длань.

 

И не важно, кто я, и не важно, кто ты.

Лица сгинут, замрут голоса в тишине.

Я спущусь в океаны живой черноты

И найду свою Вечность у бездны на дне.

Уйдя навек – навек останешься,

Улыбкой защитив от слёз.

Моё последнее пристанище

В пустыне обветшалых грёз.

 

Как слайды – встречи, дни, события.

И взгляд – в пространство и – насквозь.

Моё последнее укрытие,

Моя невидимая ось.

 

Вновь принято, как яд, решение,

И вновь земля – мой дом и кров.

Моё последнее прощение

На самом страшном из судов.

 

Молчи! Не надо покаяния.

Красивых сказок горек мёд.

Моё последнее призвание,

Которое – не позовёт.