Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Начало света

Вторник, 21 июля 2009 12:21 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Жарко. Ровный, медлительный поток горячей жидкости обтекает тело со всех сторон, и некуда спрятаться от его тепла. Малыш забивается поплотнее в щель между мягкими, неплотно прилегающими друг к другу ячейками, и слушает Старика.

- Мир умирает. Еще совсем недавно такая жара была редкостью, а теперь она не утихает ни на минуту. А еще, появились новые яды, страшные, из поколения твоих предшественников выжило не больше половины.

- Откуда они берутся, Старик? Почему?

- Никто не знает этого точно. Говорят, что они появляются извне этого мира. Что до меня - то я думаю, что мир защищается от нас. Мы стали слишком жадными. Мы почти разрушили мир, и теперь он либо избавится от нас, либо умрет.

- Умрет? Мы умираем, если столкнемся с ядом, или если нас проглотит хищник. Но как может умереть целый мир? И что тогда останется? Что там, за пределами мира?

- Не знаю, малыш, не знаю. Ходят легенды, что там есть другие миры, и что мы сами когда-то пришли из другого мира...

- Но это же сказки! В наше время только несмышленыши могут верить в них! Мы заглянули во все уголки мира, мы почти победили хищников, научились нейтрализовать яды, наука давно доказала, что мир развивается, эволюционирует, и мы - вершина его эволюции!

- Да, мир развивается. И когда-то мы жили и развивались вместе с ним. Я помню это время. Но потом нас стало слишком много, пищи уже не хватало на всех... Ты видишь этот парадокс? Они, эти ученые, не понимают! Этот мир состоит из пищи, для нас пригодно почти все. Но нам всегда мало! Мы начали размножаться, так быстро, как могли. Как будто не успеем...

- Конечно, в мире много опасностей, если не успеешь размножиться - погибнешь, ничего после себя не оставив! Послушай, Старик... Ты правда настолько старый, что помнишь те времена?

- Твой пра-пра-пра-пра-предок был моим братом. Да, я помню...

- Но почему? Почему ты не стал размножаться? Говорят, ты был большим ученым, и это ты придумал, как победить яд, от которого чуть не погибли все? Тебя ждал успех, а твои потомки могли сразу стать учеными - ведь в них была бы твоя память! Почему ты ушел?

- Я хотел знать. Понимаешь, малыш, это трудно объяснить, я стал ученым не ради успеха, и не для того, чтобы побеждать яды. Я хотел знать, что представляет из себя этот мир, и кто мы в этом мире. И для этого нужно собрать всего себя воедино, все свои силы... Ведь когда размножаешься - каждый из потомков получает только часть твоего разума.

- Хищник!

- Скорее, прячемся!

Ложбинка между равномерно пульсирующими, живущими какой-то своей, непонятной жизнью, ячейками - как раз для двух прижавшихся друг к другу тел. Хищник движется медленно, вытягиваясь на запах добычи и подтягивая свою огромную желеобразную тушку вслед за вытянувшимся отростком. Нужно замереть, остановить все жизненные процессы, чтобы стать незаметным для него. Колебания жидкости постепенно ослабевают - хищник прошел мимо. В таком смраде, который стоит сейчас везде, трудно различать запахи. Да и хищники теперь слабее, и реже встречаются, чем когда-то: борьба многих поколений дала свои результаты, и яды, приходящие неизвестно откуда, действуют на хищников тоже, хоть и слабее.

- Малыш, нам надо уходить. Этот хищник не охотился, он убегал. Скоро будет новая лавина яда. Нам не выжить здесь.

- Но куда же мы можем уйти? Разве так - не везде?

- В этом мире - везде.

- Ты хочешь сказать, что мы можем покинуть мир??

- Если я прав, если не ошибся в расчетах... Ты, конечно, знаешь, про Каналы ветра?

- Еще бы не знать! Это самое жуткое место во вселенной! Мы сбрасываем туда свои отходы, и их уносит ветер. Я слышал, что смельчаки, пытавшиеся исследовать эти места, были унесены ветром, никто о них ничего не знал с тех пор...

- Верно, ветер уносит все. А куда он уносит?

- Не знаю. Я думал об этом. Ветер возникает от того, что каналы сжимаются, это знают все. Есть постоянные, ритмические сжатия, а иногда бывают резкие, катастрофические. Этим объясняется движение газа. Но куда все уносится ветром, где скапливается - этого никто не знает.

- Вот именно, никто. Ну кроме тех, кого унесло...

- Так ты считаешь?..

- Да, ветер - это часть внешнего пространства, за пределами этого мира. И это подтверждается тем, что его состав всегда обновляется, мы сбрасываем туда огромную массу отходов, но вместо них приходит свежий газ, всегда одного состава.

- Погоди, но как?..

- Как я это узнал? Нет, я не лазил в каналы, я подходил к ним очень близко и исследовал состав жидкости, непосредственно контактирующей с поверхностью. Знаешь... Я бы много тебе хотел рассказать, но кажется у нас нет времени. Ты идешь со мной?

- В Каналы ветра?

- В другие миры.

Тишина. Только пульсирующий ток горячей жидкости. Здесь еще можно жить, какое-то время можно. И можно успеть оставить потомков, и продолжиться в них. И так дальше, пока этот мир еще пригоден для жизни. А там... Там - либо смерть, либо - новый мир. Щемящее, острое чувство тайны, и реальности, возможности смерти. Когда еще так ярко и сочно почувствуешь жизнь, как в момент близости смерти?

- Да, я с тобой.

Вот нужный поток. Плотные стенки, через которые приходится в буквальном смысле просачиваться. Грязная, густая жидкость, наполненная плавающими ячейками, трупами хищников, и разными отходами. Часть всего этого мусора и оседает потом в Каналах ветра. Проход ветвится, сужается, стенки все более мягкие и рыхлые. Уже близко. - Здесь. Последний узкий проход открывается в огромное пространство. Здесь больше нет ничего твердого и неподвижного. Густая вонючая жидкость колышется и шумит. Странное ощущение - жидкость как будто плотнее с одной стороны.

- Удивляешься? Это поверхность. Дальше - Ветер. Газ. Совсем другая среда, в которой, говорят, можно жить только недолго, пока у тебя есть запасы жидкости. Не передумал?

Страх и восхищение. Еще можно вернуться. Вернуться... Вернуться? Нет! Что-то далекое и непредставимо прекрасное, может быть, из памяти предков, может быть, из самой сути генов, из памяти молекул или даже атомов и частиц, видевших начало всех миров, из потока Жизни, пронизывающей все...

- Идем! Я с тобой!

Шум усиливается. Что-то огромное и мощное надвигается волной, и уже не спрятаться и не удержаться.

- Запомни! Запомни это навсегда, и не забывай, если выживешь и окажешься в новом мире! Мы делаем это не для того, чтобы повторить пройденное, а для того, чтобы жить иначе! Запомни....

Поток подхватывает, разрывает в клочья массу жидкости, старика уже нет рядом, ничего нет, только скорость, только поток. Ничего уже невозможно сделать, ни остановиться, ни управлять. Только отдаться потоку и всем своим существом вслушиваться, вчувствоваться в неведомое. Быстрее, быстрее, таких скоростей не бывает, неужели в этом можно жить? Не важно... Предвосхищением какого-то неизвестного чувства, для которого еще нет органа, где-то впереди раскрывается яркий свет, погружая все существо, от спирали до мембраны, в трепет восторга.

...

- Опять раскашлялся.

Озабоченное лицо женщины склоняется над постелью, и прохладная ладонь ложится на влажный детский лоб.

- Мам, а я видел во сне свет. Мне было так хорошо! Я скоро поправлюсь, вот увидишь. Мам, а правда, что микробы живые? Когда я вырасту, я научусь с ними разговаривать, мы подружимся, и никто больше не будет болеть!

Прочитано 525 раз Последнее изменение Пятница, 06 октября 2017 00:05
Другие материалы в этой категории: Танец »