Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Воскресенье, 11 марта 2018 00:03

Когда я боюсь показать свои слабости - я скрываю свою силу.

Казалось бы, почему? А потому что сильный всегда на свету, в центре внимания, открыт всем оценкам, суждениям, реакциям.

Трудно спрятаться от правды, когда ты открыт. И если правда вызывает чувство невыносимого стыда - что остается, как ни закрыться, подставив вместо себя маску, фальшивую личность, прикинуться ветошью, говорить всем своим видом: "Ребята, я свой, я такой же как все, я ничем не выделяюсь"?

Да, такой, как все, не лучше, и не хуже. И тогда ответственность за то, какой я - тоже на всех. И вроде уже не так стыдно. Все же такие. И любое обвинение можно легко парировать: а судьи кто? Сами-то какие? Ну киньте в меня камень, кто сам без греха!

А потом жизнь дает ситуацию, в которой это доходит до полного абсурда. И ещё. И опять. И вдруг я понимаю простую вещь: другие вообще ни причем. Я здесь один.

И мой стыд - он не перед другими вовсе. Мой стыд - это мой приговор самому себе. Я живу с ним всегда. И никто, кроме меня, не может его ни исполнить, ни отменить. И можно злиться на тех, кто о нем напоминает. Можно избегать ситуаций, напоминающих о нем. Можно уйти от всех в пустыню одиночества, но он все равно будет со мной.

Потому что я знаю, кто я. Не умом, не личностью, но где-то в невыразимой словами глубине, я знаю, кто я есть. И пока все мое существо не вошло в резонанс с этим знанием, с этой глубиной - я жажду только смерти. Смерти, дарующей мне чистоту. И освобождающей от стыда.

Опубликовано в Блог
Среда, 13 сентября 2017 17:32

Чувство вины - это ненависть. В первую очередь - ненависть к самому себе. Я сделал что-то ужасное, теперь я должен быть наказан. Но я вовсе не хочу наказания, напротив, я хочу для себя счастья. И за это я себя ненавижу.

Но это лишь самый поверхностный слой. За ним идет еще один. Если я виню себя - мне очень плохо от этого. Я страдаю. Я хочу забыть о том, что делает меня виноватым. Поэтому я ненавижу того, кто меня обвиняет. А заодно - каждого, кто хоть как-то напомнит мне о моей вине. Каждого, кто скажет, что я хоть в чем-то не прав. "Ты обвиняешь меня!" - и вот тебе порция ненависти, накопленной за все годы, от всех случаев, в которых я чувствовал себя виноватым.

Но и это еще не все. Когда я виноват - я очень хотел бы отменить то событие. Как я хотел бы, чтобы его никогда не случалось! Но мир жесток: то, что произошло, невозможно отменить. И за это я ненавижу этот мир. Вот третий, самый глубокий слой ненависти.

Хотите получить маньяка-убийцу? Убедите оступившегося человека, что ему нет прощения. Хотите получить Гитлера? Убеждайте целую нацию, что она во всем виновата, как было после Первой Мировой. Сейте вину - пожинайте ненависть.

Ответственность - совсем другое. Она подразумевает принятие. "Да, я сделал это. Я выбрал это. Сейчас я, вероятно, сделал бы другой выбор, но тогда мой выбор был таким. И я готов иметь дело с последствиями". Есть принятие - есть ответственность. Нет принятия - есть вина. И ненависть.

Опубликовано в Блог
Суббота, 26 августа 2017 15:21

Чувство собственного превосходства может быть "магической" реализацией потребности в безопасности. Ведь только если я особенный, у меня есть шанс избежать обычных человеческих страданий: как минимум, ошибок и поражений, а может быть, даже старости, болезней и смерти.

В восприятии это проявляется как усиление тревоги, всякий раз, при мыслях о себе как обычном человеке.

Опубликовано в Блог
Пятница, 09 марта 2012 15:32

Гипотеза: уверенности о том, что я могу или не могу, о моей свободе или несвободе, поддерживаются представлением своих возможных действий в каждой ситуации. Это похоже на карту в компьютерной игрушке: есть места, куда можно пройти, а есть - куда нельзя. Например, я иду мимо макдональдса, и знаю, что могу зайти туда, если мне захочется, он есть в моей карте. А если я иду мимо ресторана "Прага" - я не воспринимаю его как место, куда можно зайти. На моей карте это - фасад, за которым ничего нет. Граница карты. Так же воспринимаются многие места, о которых есть уверенность, что я никогда там не буду. И если я потом как-то оказываюсь в одном из таких мест - возникает очень приятное восприятие "расширения карты", чувство свободы.

Это относится не только к местам, но и к действиям. Например, люди на улице для меня выглядят не как объекты, с которыми можно взаимодействовать, например, сказать "привет", а как движущиеся препятствия, которых нужно обходить. Визуально это выглядит так, что я вижу их как размытые блеклые силуэты, лишенные деталей, и некое упругое пространство вокруг них, куда нежелательно вторгаться. Если я вижу кого-то знакомого, или кого-то, с кем собираюсь общаться - происходит переключение, он становится намного более детальным, цветным, я начинаю различть его как живое существо. И опять же, сразу представляю картинки возможного взаимодействия с ним, которые тоже ограничены определенным набором программ. Как в RPG.

Интересно в этой гипотезе то, что в таком случае можно менять свою карту, и свои возможности, не только проводя социальные эксперименты (то есть непосредственно физически заступая за границы карты), но и через воображение, меняя субмодальные характеристики мест, персонажей, добавляя свои возможные действия, представляя их в тех же субмодальностях (яркость, цвет, фокусировка и тд), как уже существующие возможности. То есть непосредственно редактировать карту. Преимущество такого способа в том, что это можно делать быстро, много и абсолютно безопасно.

Опубликовано в Блог
Четверг, 23 февраля 2012 13:21

Когда я просыпаюсь в своей маленькой квартирке на маленькой, почти деревенской, улочке в Мытищах, мне часто кажется, что я в Ришикеше. Там была почти такая же улочка, и с нее доносились такие же звуки: Хлопанье дверей, лязг каких-то железок, разговоры и крики мужиков (язык все равно не разобрать, а интонации точно такие же), лай собак, иногда проезжающие машины. Все это очень легко дорисовать до Гималаев и Ганги за окном. Сегодня утром мне даже снились эти Гималаи, подробно и очень красиво.
Так, зацепившись за одну или несколько деталей, можно воосоздать полное восприятие места, или события, и чем оно полнее - тем сильнее уверенность, что это сейчас реально происходит. А между сном и бодрствованием это сделать еще легче, видимо потому, что ослаблена критичность, а может потому, что после сна еще не восстановлена последовательность памяти.

Опубликовано в Блог
Вторник, 14 февраля 2012 16:35

Бодхи последнее время часто пишет о том, что если человек привязан к маме, или к мужу, или еще к кому-то, то все разборы оказываются бесполезными, с этим ничего нельзя сделать, и в конце концов он пошлет всех разбирающих и останется при своем. Мне стало интересно подумать, почему так.
И когда я стал вспоминать всех знакомых детей и родителей - ответ пришел сам, сразу. Я не помню ни одного ребенка, который бы относился к своим родителям как к живым людям. Нет, они конечно разговаривают с родителями как с людьми, как же иначе? Но ведь испытывают они при этом совсем не то же, что когда говорят с друзьями, одноклассниками, или прохожими. На МС недавно проводили эксперимент, по вспоминанию того, что ассоциируется у кого со словом "мама". Интересный эксперимент, каждый может провести его сам и проверить. Вспоминаются теплые руки, нежность, чувство защищенности, мягкости, тепла, покоя, безмятежности... Все это - свои собственные состояния. Ничего личного, никаких человеческих качеств конкретной мамы. Если пытаться вспоминать ее личные качества - они чаще всего входят в противоречие с этим образом, но ничуть его при этом не ослабляют. Почему? Да потому что мама - это не человек! Это архетип, роль, некая синестезия собственных состояний, можно называть как угодно. Но это не личность. И когда мы вспоминаем личные качества того человека, и пытаемся наложить их на образ мамы - то мы чувствуем, что это просто не о том, эти образы - о разном.
То же самое потом относится и к мужьям/женам, заменяющим "взрослому" человеку родителей. И к детям - другой стороне этой программы. Мы привязаны к ним не от того, какие они, а от того, что они нам дают. Защищенность, уверенность в завтрашнем дне, смысл жизни... Вот что нужно разрушать для разрушения привязанности, а вовсе не дорисовки личности мамы. Но разрушить это - значит остаться один на один с жестоким страшным миром. Кто к этому готов? Изначально - никто. Для этого нужно вырасти, повзрослеть, научиться опираться на себя. Или заменить маму кем-то еще, например, сообществом, или учителем. И те, кто смог довериться сообществу, как когда-то доверял маме - делают максимальный прогресс. А что делать тем, кто давно разучился так доверять? Им придется взрослеть в одиночестве, если они вообще захотят взрослеть. Потому что только так это и возможно. Так это делал и Бодхи.
Бодхи, правда, не верит, что это возможно для кого-то (прости, Бо, но разбирать тебя бесконечно интереснее, чем маму). Он вообще не верит, что люди могут меняться. Иначе как объяснить его поиски близких людей, и безнадежность этих поисков, о которой он все чаще говорит? Ведь ясно, что все мы выросли в уродском обществе, и по умолчанию все уроды. Невозможно найти тут близкого, чтобы он сразу был таким. И если ты делаешь выводы по первым же проявлениям человека - значит ты уверен, что он никогда не изменится. Какие-то мелочи могут меняться, но главное - неизменно. Понятно, что это подтверждается огромным опытом. Но возможно ли помогать людям меняться, всерьез меняться, а не косметически, имея такую уверенность? Я не знаю. Я хочу попробовать иначе. Взять за аксиому, что изменить можно все, и пох, что вокруг такого не видно. И как в детстве я упорно пытался пройти сквозь стену (кстати интересно, существовала ли для меня вообще в тот момент мама?) - так и тут, я буду искать способы сделать это, снова и снова, пока не найду, или не загнусь.

Опубликовано в Блог
Вторник, 31 января 2012 16:21

Как-то для меня давно было само собой разумеющимся, что отношение - это эмоции. При этом я вытеснял возникавшие вопросы и непонимания. Например, куда девается отношение к кому-то, когда никаких эмоций к нему нет, и вообще о нем не помнишь? Было такое шизотерическое (потому что не связанное с опытом) объяснение: они находятся в негативном или позитивном фоне. Но почему-то у меня всегда возникала муть, когда думал об этом. Ну правда, вот я смотрю на офигенный закат, испытываю чувство красоты, потом обнимаю любимую девочку, испытываю нежность. А потом вспоминаю о неприятном человеке, и испытываю к нему то же, что испытывал в прошлый раз. Какой там мог быть негативный фон, пока была нежность? Не было его. Но что-то было, раз негативная эмоция воспроизводится точно такой же каждый раз.

Моя гипотеза сейчас такая: отношение это уверенность. Например, если агрессия - это эмоция, то ненависть - это уверенность в том, что там - не человек, а опасное и никчемное существо, не достойное жить. А любовь - уверенность в том, что там - классное и близкое существо, которому можно и приятно доверять. И даже если какие-то проявления этого существа расходятся с этой уверенностью - я не принимаю эти расхождения всерьез, пока их не накопится критическая масса. И вспоминая о человеке, я мгновенно строю его образ в соответствии со своей уверенностью, и испытываю эмоции уже к этому образу. Это нормальная и полезная адаптация, так как нам необходимо жить в предсказуемом мире.

Но в реальности мир не всегда оказывается предсказуемым. Если меня бьют, ругают, выражают агрессию - у меня формируется ненависть. Если меня ласкают, одобряют, помогают, заботятся - у меня формируется любовь. Все понятно: первый объект - опасен, второй - полезен и приятен. А если это один и тот же объект? Мы ведь все с этим сталкивались: родители, которые и заботятся, и бьют, мужья/жены, с которыми офигенный секс чередуется с офигенными же скандалами... Сначала мы пытаемся выработать некий алгоритм: если я делаю так, то он опасен, а если вот так - он клевый. Но что если логики найти не удается? Сбой системы. Но наша система не может отключиться, она продолжает работать при любых сбоях. В ней формируются две противоположные уверенности. Они обе конечно не могут быть активны в один момент, поэтому одна из них всегда вытеснена (так мы и учимся неискренности). Но какая именно уверенность активна, а какая вытеснена - решается в каждую секунду, по любым, в том числе случайным, признакам. Он нахмурил брови - он опасен - ненавижу. Он улыбнулся - он милый - люблю. Вся жизнь человека, выросшего в таких условиях - это непрерывная слежка за изменением состояния других людей, и мгновенная реакция на любые изменения. Даже если он все изучил и имеет вроде бы полную ясность - его мир все равно остается непредсказуемым, ведь даже самый добрый человек может в какой-то момент так посмотреть, что это сассоциируется с опасностью, и создаст его ужасный образ. Если спросить такого человека о его отношении к кому-то - он либо затруднится вообще ответить, либо будет каждый раз отвечать по-разному, уверенный, что говорит правду. Но через минуту правда уже может быть совсем другой.

Вот сидит девочка, и вопрошает: "И как можно любить такого урода? Уму не постижимо!". Но в следующую минуту он обнимает ее - и урода больше нет. Есть классный любящий парень, воплощение всех моментов, когда ей с ним было хорошо. Другие воспоминания в этот момент не имеют к нему отношения, они как бы про другого человека. И это не вранье: у нее это действительно два совершенно разных образа, в ее мире это два человека, потому что только так она смогла примирить противоположные уверенности, и не сойти с ума.

А о том, как сажать самолет - в следующем номере :)) Точнее - когда сам разберусь, что с этим можно делать.

Да, еще маленькая мысль. Отношение к себе строится точно таким же образом. И уверенности о себе тоже могут быть противоречивыми. Не обязательно это приводит к настоящему раздвоению личности, но то, что мы так часто наблюдаем, как игры ЧСВ-ЧСУ - вероятно отсюда.

Опубликовано в Блог

Warning: mysqli::stat(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 219

Warning: mysqli_close(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 226

Warning: mysqli::stat(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 219

Warning: mysqli_close(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 226

Warning: mysqli::stat(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 219

Warning: mysqli_close(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 226

Warning: mysqli::stat(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 219

Warning: mysqli_close(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 226

Warning: mysqli::stat(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 219

Warning: mysqli_close(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 226

Warning: mysqli::stat(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 219

Warning: mysqli_close(): Couldn't fetch mysqli in /var/www/u4707154/data/www/gringut.ru/libraries/joomla/database/driver/mysqli.php on line 226