Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Покаяние

Вторник, 26 ноября 1996 02:37 Автор
Я стою на краю неизмеренной бездны, На последней ступеньке бесконечного дня. Как беспомощен был я и как бесполезен! О, всесильные боги , простите меня!   Я не знал направленья и не знал остановки, И несла меня в пропасть вечной Жизни волна. За стремление быть без конца одиноким, О прекрасные люди, простите меня!   Тяжких дней беспробудность, редких снов откровенья. Я летел на тепло, но боялся огня. За сомненье и страх, за неполность горенья И за гордость молчанья простите меня!   Я хочу за грехи свои честно ответить. Я живу в ожидании судного дня. Только солнце опять по–весеннему светит. За пустое страданье – простите меня!

Сырая безнадежность

Вторник, 26 ноября 1996 02:36 Автор
Сырая безнадёжность. Слепое постоянство. И упереться можно В недвижное пространство.   Таинственного Бога Пойду искать сначала. Его здесь очень много. Но почему – так мало?

Две бездны

Понедельник, 25 ноября 1996 23:38 Автор
8.10.1996.

Возвращение

Суббота, 23 ноября 1996 02:46 Автор
Да будет сладостным мой уход из дома! Да будет сладостным моё возвращение! Упанишады.   Ржавые петли ненайденной двери. Вновь на незримый удар натыкаюсь. Из – под обломков разрушенной веры Я возвращаюсь.   Знаю – мне узки любые границы, Только опять надеваю оковы, Чтобы всей жизнью на волю стремиться Снова и снова.   Но не достичь –бесконечно вращенье – Видно не все перемерил дороги. И за уходом – опять возвращенье – Вновь на пороге.   Верю – когда-нибудь дверь отворится, И за порогом живого молчанья В лике едином проступят все лица, Всё мирозданье.   И, опьянённый великой свободой, Я, так нещадно и долго гонимый, За горизонт поведу хороводы Вечного гимна:   Там, где душа облекается в слово, Где начинается жизни горенье – Сладостным будь, мой уход из дома! Сладостным будь, моё возвращенье!

Лене Токарчук

Пятница, 22 ноября 1996 02:35 Автор
Восторг. А сердце тихо плачет. Я очень маленький, наверное. Какая трудная задача – Вместить ещё одну вселенную.

Прощание

Четверг, 21 ноября 1996 02:34 Автор
Туда я больше не вернусь. Меня уже не ждут, хоть помнят, И вдаль уносят жизни волны Мою несбыточную грусть.   Туда я больше не вернусь, И даже если б очень ждали – Меня зовут иные дали, Иной, ещё незримый путь.   Туда я больше не вернусь – Судьба мечтами не обманет. И лица милые в тумане… И вновь тоска сжимает грудь…   Туда я больше не вернусь, Хоть никогда не позабуду. И если не случиться чуду – Один навеки. Ну и пусть.

Исход

Вторник, 19 ноября 1996 02:28 Автор
Слышишь? – Идёт мировая война: Вечность опять Состязается с веком. Я не проснусь От столетнего сна – Только на миг Приподнимется веко. Помнишь? – Мы шли из замёрзших домов В лютую стужу – Искать постоянства. Мы навсегда Позабыли свой кров, До горизонта – Пустые пространства. Видишь? – Дымится над чёрной горой Серое время – Слепой разрушитель. Здесь беззащитны И вор и святой, И ненадёжна Любая обитель. Знаешь? – А где-то и свет и тепло. Где-то нас любят – Всегда, непреложно. Можешь поверить? Ну да, тяжело. Очень непросто… Но всё же –возможно! Выбрось Печали беззвучный укор. С глаз отряхни Вековые покровы. То не пустыня – Родимый простор. Слава Всевышнему – Вот мы и Дома!

Горящие вещие строки

Понедельник, 18 ноября 1996 02:27 Автор
Горящие вещие строки. Скрижали незримого Бога. Они как всегда, одиноки. Ах, как же их было немного!   Немного, но в самую точку. Извлечь из молчанья немого, Как лист, затаившийся в почке, Живое, нетленное Слово.   И нету призвания выше. Судьба даже в муках прекрасна. И если их зов был услышан, То мир сотворён не напрасно.

Дурная привычка

Суббота, 16 ноября 1996 02:26 Автор
Дурная привычка, Пустое искусство – Бумаге вверять Мимолётное чувство.   И рифмы к метафорам Ищешь натужно, И гордо читаешь. Кому это нужно?   Иль тешиться славой И жить без печали? А я не хочу. Надоело. Достали!   Но пальцы зачем – то Выводят устало: Я просто живу. Разве этого мало?
Сверкает бликами искусственного света Под зеленью витрин гранёный адамант, И совершеннее творенья нету. Великий мастер сотни лет назад Всю жизнь трудился над его шлифовкой, Он до микронов грани рассчитал, Размерил с гениальною сноровкой, И вот пред нами сей шедевр предстал. Но не его я славлю в этих строках - От полноты души воспеть хочу Подснежник, что открылся одиноко Навстречу первому весеннему лучу. Его никто не шлифовал с уменьем, Он просто рос – свободно и легко, И позади оставил далеко Любого мастера гранёное творенье.