Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Мой путь и мое credo

Понедельник, 28 марта 2016 13:10 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Кажется созрел написать о себе. Так чтобы - главное. Суть, а не события. То, как я сам воспринимаю канву и смысл своей жизни. Можно назвать это моим личным мифом.

Я родился с чувством большой миссии в этом мире. Похоже, что именно родился с ним, потому что это было всегда, на сколько могу себя вспомнить. Мне до сих пор сложно поверить, что у кого-то такого чувства нет, хотя некоторые утверждают. Мое детство было стандартным детством "гадкого утенка", гонимого всеми, и мечтающего о великом будущем. Причем мечты эти были настолько широки, что мне было недостаточно реализовать себя в чем-то одном. Я хотел быть всем, испытать все, всему научиться. Если бы я тогда прочел Цветаеву, то ее "Я жажду сразу - всех дорог!" - стало бы моим девизом.

Еще в моем детстве были необычные переживания. От острого ощущения существования, истинности всего, до растворения в нахлынувшем восторге, где не оставалось меня. Они приходили всегда неожиданно, и у меня не было ни малейшей идеи, как их вернуть, а хотелось этого очень сильно. Лет в 15-16, вспоминая такие моменты, вдруг ясно осознал, что ради них и стоит жить. Впрочем, я все равно не знал, что для этого делать, так что, продолжил жить как раньше.

Это была жизнь как во сне. Она не имела ничего общего с моими мечтами. И я все больше переселялся в мечты, жил в них, а по земле ходил как призрак. Здоровье портилось. Невроз, головные боли, постоянное мышечное напряжение, вплоть до остановок дыхания. После первого курса стройфака, куда поступил, чтобы делать мир красивее, ушел в академку, чтобы работать над собой. Наткнулся на центр медитации Шри Чинмоя, и начал пытаться медитировать. Здоровье пошло на поправку, но я уже не думал о нем, моим единственным смыслом жизни стало просветление и познание Бога.

Через три года пережил опыт, разрушивший эти прекрасные цели на корню. Нет никакого просветления в будущем. Нет никакого пути к Богу, потому что он - здесь. И всегда здесь был. И не было и нет ничего, кроме Него. Это было блаженство, но и абсолютная бессмысленность любых усилий. Я еще медитировал по привычке, но не чувствовал в этом никакой нужды.

Вместе с этим, я стал чувствовать истинные мотивы и желания людей вокруг, и свои собственные. Поначалу меня поразило, насколько сильно они отличаются от заявляемых открыто. Например, я обнаружил, что за моим желанием просветления стояло желание могущества и неуязвимости, а за ним - огромный страх смерти. В то время, как мое сознание купалось в блаженстве, черная дыра страха продолжала жить своей жизнью, как и нереализованный сексуальный голод, и жажда признания, и многое другое. Мне хотелось понять на себе, как это - жить без Бога. Какое-то особое бесстрашие и искренность виделись мне в материализме и научных исследованиях бессознательного. И, поскольку свет я уже ощущал неотделимым от себя, теперь меня тянуло в эти темные бездны. Я не боялся: переживание того, что истину невозможно потерять, было несомненным.

Так я бросил духовные практики, начал изучать психологию, и погрузился в обычную жизнь влюбчивого, застенчивого студента и поэта (тут как раз и стихи пошли). Которая потом постепенно перешла в жизнь измученного отца, скандалящего с женой и отсыпающегося на грошовой работе. Нет, осознание своего единства с Источником не исчезло. Но оно отступило, ушло на второй, третий, а то и десятый план, вытесненное страданиями раненной личности, и мне было все труднее вспомнить о нем. Сначала я играл в эмоции, с интересом примеряя на себя то злость, то вину. А потом сам не заметил, как сросся с ними, и уже не мог себя от них отделить. Возможно, каждый проходит это в раннем детстве, но мне довелось пережить такой опыт еще раз, уже имея возможность рефлексии.

И вот, настал момент, когда я дошел до ручки. То есть, поймал себя на явном и определенном желании умереть. И ясности, что тело уже реализует эту программу. На тот момент у меня был красный диплом психолога, работа в колледже, опыт ведения тренингов, и маленький сын. Я бросил все и сбежал. Другой город, другая работа (разумеется, совсем не связанная с психологией), другое окружение. Я снова стал искать для себя практики. Но это было уже не про поиски Бога, а про трансформацию своей природы.

Я менял привычки, контролировал эмоции, различал желания, оттачивал мышление, вплотную занялся телом, освобождал и развивал сексуальность. Я искал в себе силы совершенствовать себя, не опираясь ни на каких богов, ни на какие силы, ни на что, кроме себя самого. Возможно, мне просто было невыносимо стыдно за свое падение, и этот стыд не давал мне вернуться.

За этот период я научился многому, в том, что касается жизни в мире, социального взаимодействия. Я уже не был привидением среди людей, я выглядел нормально, и мог жить самостоятельно, с уверенностью в том, что не пропаду в самых разных обстоятельствах. Я научился общаться и строить хорошие человеческие отношения. Я даже пробовал вернуться в психологию, изучил несколько терапевтических подходов, прорабатывал свои травмы, возвращал потерянную силу. Но мои попытки очиститься от всего дерьма не увенчались успехом. Количество лжи, злобы, страха, боли - не уменьшалось. А иногда даже казалось, что оно увеличивается. И я мучился безысходностью и бесполезностью своих усилий. Все больше хотелось сдаться.

Я не могу сказать, когда и как это произошло. Было много моментов, постепенно подводящих, сдвигающих мое восприятие. Я понял, что никогда не изменюсь. Что это не в моих силах. Вот то, что есть сейчас - это и есть я. Но другого и не надо. Бог любит меня таким. Бог любит меня. Я смеялся над этой фразой. Считал ее банальной, патетической. Она звучала у меня во сне, где-то год назад. "Ну конечно, разве Бог может не любить?" - отвечал я. Это был ответ ума, не сердца. Но постепенно он пробился ко мне. Последней каплей была сессия тета-хилинга, где эта фраза пришла ко мне с абсолютной неотвратимостью. Бог любит меня. Я вспомнил. Некуда идти. Не от чего бежать. Не к чему стремиться. Нечего менять. Бог любит меня. И если даже меня он любит - то значит, нет ничего и никого, недостойного любви.

В чем же тогда смысл моей жизни? Скоро мне пришел ответ и на этот вопрос. Смысл не в том, чтобы что-то менять, переделывать, допиливать и подкручивать. И уж точно не в том, чтобы помогать в этом другим. Смысл - в том, чтобы проявлять эту самую любовь. Позволять ей течь во мне и через меня. В творчестве, в общении, в присутствии.

Для этого не нужно быть идеальным. Для этого не нужно быть даже достаточно хорошим. Я по-прежнему тщеславен и высокомерен. Мне хочется вещать, и чтоб меня слушали, приходили ко мне, открывались мне. Я не позволял себе действовать из этой мотивации, ведь она плохая, эгоистичная. Но если заглянуть глубже - для чего мне это? Сюрприз: мне это нужно, чтобы сильнее, ярче, полнее испытывать любовь. Потому что, когда я делюсь - то переполняюсь ею. В том числе это и любовь к себе самому, но не только. О, это крайне эгоистичное желание! Ведь это я переполняюсь наслаждением, когда вижу отражение той самой любви еще в чьих-то глазах. Но мне больше не стыдно за этот эгоизм. Бог любит меня таким. И тебя тоже любит.

"Все, что прожито до конца - есть любовь" (C) Почему бы нам не быть подобными Богу? Почему бы не быть проводниками любви? Прямо сейчас, не ожидая ни совершенства, ни просветления, ни - чего еще там мы ждем? Почему бы не позволить себе быть творцами, воплощая ту единую творческую силу, которая создает и разрушает миры? Она ближе к нам, чем мы сами. Мы состоим из нее целиком. В нас нет ничего, кроме нее, ибо из нее состоит все. Вот мое послание миру. В это верую сейчас. Что будет завтра - увидим.

Прочитано 433 раз Последнее изменение Понедельник, 28 марта 2016 15:47
Константин Грингут

Психолог, поэт, исследователь, автор этого сайта.