Константин Грингут. Психолог, целитель, исследователь, поэт.

Четверг, 23 июня 2016 15:04

Продолжаем. Мы разобрались с эмоциями и желаниями, теперь время мыслей и убеждений. Они играют огромную роль, поддерживая непрерывный фон эмоций, заглушая или порождая желания, разрешая или запрещая действия. По сути наши убеждения - это модель мира, в соответствии с которой мы живем. И эта модель может быть как очень эффективной, так и очень ограничивающей. Если убеждение основано на внушении извне, или на травматическом опыте, и часто противоречит поступающей новой информации - то мы тратим огромные усилия на поддержание такого убеждения вопреки всему. Это еще одна большая дыра, в которую утекает энергия. Уходит она и на сомнения, когда мы выбираем верить чему-то без достаточных оснований.

Гармоничное состояние мыслительной системы можно назвать ясностью. Ясность - это согласованность текущих убеждений по какой-либо теме со всей доступной информацией, без необходимости какую-то часть информации исключать из рассмотрения. Иногда убеждение "Я не знаю", или "Есть такие-то варианты" оказывается более ясным, чем попытки выбрать "правильный" ответ в условиях недостатка информации. В любом случае ясность позволяет четко определить свои желания и действовать без сомнений, сведя к минимуму затраты энергии. А кроме того, она резонирует с другими озаренными восприятиями и в целом меняет состояние в сторону большей насыщенности жизни.

Будем исследовать наши убеждения и ясность в воскресенье, 26 июня, в 18:00.

Опубликовано в Тело и энергия
Вторник, 06 октября 2015 23:11

В ближайшее воскресенье, 11-го октября, занятие вновь веду я. И нашей темой на этот раз будет доверие.

Мир опасен. Смерть поджидает нас за каждым поворотом, не говоря уже о более мелких неприятностях. А нам так хочется безопасности, так хочется быть неуязвимыми. И мы тратим огромное количество энергии на то, чтобы поддерживать свою безопасность, часто мнимую, иллюзорную. Мы напряжены всегда, независимо от того, защищает ли нас это напряжение, или наоборот, подвергает еще большей опасности. Мы пытаемся защититься даже от того, от чего защищаться совсем не нужно: от чьих-то мыслей о нас, от неприятных слов, от пугающей правды, от сильных чувств... Так незаметно, и непрерывно, как песок сквозь пальцы, утекает наша жизненная сила.
В это воскресенье мы будем учиться доверять. Будем учиться чувствовать себя дома в этом мире. Расслаблять тело и ум. Быть спокойными, открытыми и готовыми к любым вызовам жизни.

Ждем вас в 18:00, как обычно, в Академии Успешного Партнерства на Тульской.

Опубликовано в Тело и энергия
Среда, 27 марта 2013 00:46

Уверенности и убеждения являются самыми неуловимыми, и при этом, самыми основополагающими восприятиями в нашей жизни. Они создают нашу реальность, они сами являются тем контекстом реальности, в котором возникают и переживаются все остальные восприятия. Что такое визуальное восприятие само по себе? Это просто совокупность пятен разной освещенности и частоты света на сетчатке. Что такое эмоция сама по себе? Просто изменение пульса, давления, напряжения некоторых мышц... Именно уверенности делают восприятие восприятием, именно они собирают мир из хаоса разнородных сигналов. Уверенность вообще - это восприятие связи между частями опыта. Эта связь может быть различной, как и опыт, который она связывает.

Простейший вид связи, и соответствующий ей первый уровень уверенности - это различение фигуры-фона. Когда из беспорядочного потока ощущений выделяется объект, фиксируется вниманием, а все остальное, не относящееся к этому объекту, уходит в фон. Никакие другие связи невозможны, без выделения отдельных объектов. Этот процесс происходит постоянно, без него наш мир просто распался бы и перестал существовать. При этом мы обычно совершенно не замечаем эту постоянную работу нашей психики, не задумываемся о том, как она происходит. Структура наших уверенностей работает полностью автоматически, выделяя во всем знакомые объекты: это дерево, это квадрат, это музыка, это сладко, это боль... А что же с неизвестным? А его в нашей жизни практически нет. Кто может вспомнить, когда он последний раз сталкивался с совершенно незнакомым объектом, который бы не был видоизменением или комбинацией знакомых?

Но ведь когда-то весь мир был для нас одним большим неизвестным. Мы практически не помним то время. Просто потому, что наша память заточена под вспоминание объектов, а когда не было различения - нечего было запоминать. Зато наш мир был целым, и мы сами были едины с ним. Самые первые, самые общие различения: приятно-неприятно, тепло-холодно, светло-темно... Потом все большая детализация, все больше объектов. Постепенно для неизвестности остается совсем мало места, и она тоже распределяется по полочкам: "это дуб, это клен, это просто дерево, не знаю какое". Мир становится понятным и неизменным. С одной стороны, это освобождает много сил, которые можно направить на действие, а с другой... настолько ли прост реальный мир, как нам это кажется?

Почувствовать границы этого привычного автоматического различения довольно трудно. Но если расфокусировать взгляд, и избегать любого называния и выделения вниманием отдельных предметов, то иногда можно поймать это состояние единого потока восприятия, неразделенного на фигуру и фон. Это может сопровождаться и другими очень интересными переживаниями, а может и не сопровождаться, но в любом случае, это очень непривычный взгляд на мир.

К этому же базовому различению можно отнести и уверенности в пространственном расположении предметов. Ложка лежит на столе, а стол стоит на полу дальше, чем стул. Я не стал выделять пространственные связи в отдельный уровень уверенностей, потому что он практически неотделим от различения объектов как таковых.

Второй уровень уверенностей можно назвать экстраполяционными уверенностями, потому что они основаны на экстраполяции - предполагаемом продолжении прошлого опыта в будущее. Если я смотрю на дерево, и потом отворачиваюсь - я уверен, что дерево все еще там, хотя и не вижу его. Если я ложился спать в своей комнате, то, проснувшись, я ожидаю обнаружить себя там же. Если я каждый день выхожу из дома через дверь, то сказать, что я бы удивился, обнаружив вместо двери стену - это ничего не сказать.

Если базовое различение связано с восприятием пространства, то экстраполяционные уверенности напрямую связаны с восприятием времени. Именно они поддерживают непрерывность во времени нашего мира, и нашей личности. Если бы предметы исчезали, или менялись, как только я отворачиваюсь от них, то мир был бы абсолютно непредсказуемым, хоть и состоящим из известных элементов. Но если немного ослабить экстраполяционные уверенности, то можно быть более гибким и готовым к самым разным изменениям. Именно это состояние повышенной неопределенности - лучшее для творчества, поиска новых решений, саморазвития. Представь, что за окнами твоей комнаты - море. Или, если там было море, когда последний раз выглядывал - представь, что там горы, или вековые льды Антарктиды, или бесконечные просторы космоса. Представь это не просто как вид из окна, а как полную карту своего окружения: вот ты сидишь, а за стенкой - черный космос. И под полом. И над потолком. Что меняется твоих ощущениях, эмоциях, мыслях?

Дальше идут причинные уверенности. Они связывают между собой уже не объекты, а события, то есть, изменения объектов и связей между ними во времени. Если экстраполяционные уверенности поддерживают неизменность картины мира, то причинные позволяют сохранить ее целостность даже при изменениях, ведь изменения происходят не просто так, а по определенным причинам, а значит, их тоже можно предсказать. Если один шарик подкатился к другому, соприкоснулся с ним, и после этого второй шарик тоже покатился - мы точно уверены, что именно в соударении шариков причина того, что второй шарик начал движение. Хотя на самом деле это может быть и не так. Если мне наступили на ногу, и я испытал злость, то я могу быть уверен, что причина этой эмоции в том, что мне наступили на ногу. Но так же я могу быть уверен, что ее причина в том, что я сегодня не выспался, или в том, что я считаю себя очень важным господином, которму нельзя просто так взять и наступить на ногу. И мои дальнейшие реакции будут сильно отличаться в зависимости от этой уверенности.

Следующий уровень - обобщенные уверенности. Именно их обычно называют убеждениями, верованиями или концепциями. Их отличие состоит в том, что они устанавливают связи уже не между непосредственными восприятиями, а между абстракциями, обобщениями. Например, в убеждении "Все мужики - козлы" присутствует обобщенный образ мужика, обобщенный образ козла, и отношение тождества между этими двумя обобщениями.

Или, убеждение "Вселенная дружественна и полна ресурсами" содержит обобщенное понятие вселенной (мы ведь не воспринимаем и никогда не воспринимали ее непосредственно), обобщенный образ дружественности, и совсем уж абстрактные ресурсы, под которыми может подразумеваться почти что угодно.

Если я говорю "снег белый", подразумевая именно тот снег, который сейчас вижу, то это уверенность-различение. Если я говорю ту же самую фразу, подразумевая снег вообще, и что он всегда белый, то это концепция.

Обобщенные уверенности позволяют нам мыслить, находить закономерности, строить мысленные модели того, чего не переживал непосредственно. Но именно этот уровень уверенностей приносит наибольшее количество проблем в нашей обычной жизни. Ведь обобщение, даже основанное на реальном опыте, имеет свои границы применения, за пределами которых оно становится ограничивающим убеждением, мешающим получать новый опыт. Но поскольку образуются такие убеждения обычно в момент реальной или мнимой опасности, как защита от повторения опасности в дальнейшем, то оказываются они очень прочными и хорошо защищенными.

Попытки изменить убеждения методом логического разбора часто оказываются безуспешными, потому что срабатывает самый мощный защитный механизм - диссоциация. В состоянии диссоциации мы можем прекрасно оперировать словами, приходить к каким-то выводам, ясностям и открытиям, но все остается только на словах, никак не затрагивая того опыта, который эти слова обозначают. Дело в том, что убеждение состоит не из слов. Каждое абстрактное понятие представлено в нем определенной синестезией - образом, состоящим из зрительных, звуковых, телесных ощущений, вкусов и запахов. Этот образ обычно не осознается, но он всегда есть за любым словом, которое мы понимаем. Собственно, понять слово - как раз и означает сопоставить ему такой образ. При диссоциации же связь слова с образом разрушается, что создает эффект: "я не понимаю, о чем это", или "тут все ясно, но причем тут я?". Если же человек не хочет признавать свое замешательство, то он будет словами прекрасно изображать ясность, при этом убеждение останется неизменным.

Так что, для изменения убеждения очень важно докопаться до его глубинной, сенсорной структуры, понять, как именно оно закодировано ощущениями в нашей картине мира, и следить за тем, чтобы менялась эта структура, а не только слова. Это можно сделать разными способами. Можно задавать вопросы о том, из какого именно опыта сформировалось убеждение, и затем переоценивать этот опыт. Например, на убеждение "все мужики козлы" спросить, кого именно из "козлов" она знает или знала, и в чем проявляется их "козловость", не позволяя отвлекаться от воспоминаний на отвлеченные рассуждения, а потом найти другие интерпретации, правдоподобные в ее картине мира. Или можно использовать метафоры - живые конкретные образы, сходные по структуре с убеждением, и позволяющие посмотреть на него иначе.

Чтобы что-то делать с убеждением, необходимо сначала различить его как убеждение, а не как "саму реальность". Нужно посмотреть на него со стороны. Зачастую это бывает очень сложно сделать, так как в самых сильных наших убеждениях мы уверены настолько, что нам не приходит в голову задуматься, правда ли это. Поэтому для работы с убеждениями важно влияние извне. Это может быть другой человек, задающий вопросы, или демонстрирующий другие убеждения, может быть текст, например, список наиболее распространенных убеждений, в котором можно обнаружить свое. В любом случае, даже если первый этап распознавания убеждения пройден, помощь другого человека не помешает, так как попытки разобрать свою уверенность часто приводят к ступору: устойчивая картина мира защищает себя.

Причем, от такого помощника требуется не только умение мыслить, аргументировать, объяснять, задавать правильные вопросы. Не менее важно, чтобы он вызывал доверие, чтобы воспринимался как свой, принимающий и поддерживающий, а не осуждающий и порицающий. Если только воздействие начинает оцениваться как осуждение или наезд - тут же на полную мощность включаются все защиты, и результата почти наверняка не будет.

Контроль над уверенностями и убеждениями, способность выбирать их по своему усмотрению - могущественная сила, дающая своему обладателю неисчислимые возможности, которые сейчас даже перечислить сложно: от быстрого освоения новых навыков (как у тех, кто под гипнозом начинал рисовать картины, просто поверив, что он художник), до излечения якобы неизлечимых болезней. А может быть, и это не предел. Кто знает, что произойдет, если изменить уверенность в собственной смертности? Или уверенность в том, что мы живем только в одном мире, и наша жизнь линейна и однонаправлена во времени? Все эти, и многие другие исследования, еще ждут нас впереди.

Опубликовано в Статьи